Запрет иностранного по

Государственный заказ на отечественные товары способствует развитию экономики страны, позволяет задать вектор развития промышленного производства, строительства и сферы услуг. Законодательство о государственных закупках оказывает поддержку и субъектам малого предпринимательства и социально ориентированных некоммерческим организациям. Этим во время сложной экономической ситуации государство дает возможность развиться и закрепиться на рынке вновь созданным мобильным и социально значимым организациям.
Государственный заказ является действенным инструментом экономического регулирования и воздействия, причем не только на национальном уровне, но и в макроэкономическом секторе. Изменение экономико-политической обстановки нашло свое отражение в нормативно-правовых документах, вводящих запреты и ограничения на проведение государственных и муниципальных закупок определенных иностранных товаров и поставщиков/исполнителей некоторых государств.

Содержание

Национальный режим при осуществлении государственных и муниципальных закупок

Правовой основой применения запретов и ограничений при осуществлении государственных и муниципальных закупок является положения контрактной системы о национальном режиме.
В соответствии с ч. 1 ст. 14 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Федеральный закон № 44-ФЗ) при осуществлении закупок товаров иностранного происхождения, работ и услуг, выполняемых и оказываемых иностранными лицами, применяется национальный режим на равных условиях с товарами российского происхождения, работами и услугами, выполняемыми и оказываемыми российскими лицами, в случаях и на условиях, которые предусмотрены международными договорами РФ.
На федеральный орган исполнительной власти по регулированию контрактной системы в сфере закупок в соответствии с положениями Федерального закона № 44-ФЗ возложена обязанность размещения перечня иностранных государств, с которыми Российской Федерацией заключены международные договоры, и условия применения национального режима в единой информационной системе.
В целях защиты основ конституционного строя, обеспечения обороны страны и безопасности государства, защиты внутреннего рынка Российской Федерации, развития национальной экономики, поддержки российских товаропроизводителей Правительством РФ установлены:
— запреты на допуск товаров иностранного производства, поставляемых иностранными лицами;
— ограничения допуска указанных товаров для целей осуществления государственных и муниципальных закупок.
Вопрос отнесения товаров к стране происхождения решается в соответствии с международными договорами государств — членов Таможенного союза, регулирующими правила определения страны происхождения товаров. Страна происхождения товаров, происходящих с территории государства — члена Таможенного союза, определяется согласно законодательству такого государства — члена Таможенного союза, если иное не установлено международными договорами.

В развитие данных положений и с целью устранения технических неточностей Федеральным законом от 31.12.2014 № 498-ФЗ, внесены изменения, в части понятий «информация о стране происхождения товара» и «наименование страны происхождения». Начиная с 01.01.2015 заявки на участие в открытом конкурсе и электронном аукционе должны содержать информацию о наименовании страны происхождения товара.
Кроме того, Федеральным законом № 498-ФЗ с 15.09.2015 расширен перечень информации и документов, которые должна содержать заявка на участие в запросе котировок, приведенный в ч. 3 ст. 73 Федерального закона № 44-ФЗ. С указанной даты в данный перечень входят и документы, подтверждающие соответствие предлагаемых участником запроса котировок товаров условиям допуска, запретам на допуск, ограничениям допуска в случае, если такие условия, запреты, ограничения установлены заказчиком в извещении о проведении запроса котировок в соответствии со ст. 14 Федерального закона № 44-ФЗ, либо заверенные копии данных документов.
Министерством экономического развития РФ в разъяснение положений о национальном режиме подготовлен ряд писем. Согласно письму от 09.04.2015 № Д28и-952 «О мерах поддержки российских товаропроизводителей при осуществлении закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд» законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд предусмотрены меры, направленные на защиту интересов отечественных производителей. В письме от 13.01.2016 № Д28и-114 «О применении ОКПД и ОКПД2 при формировании плана-графика на 2016 г. и размещении извещения о закупках для целей соблюдения запрета, условий и ограничений на допуск товаров, происходящих из иностранных государств, работ (услуг), выполняемых (оказываемых) иностранными лицами» разъяснено, что при размещении извещения на официальном сайте в 2016 году соответствующие коды Общероссийского классификатора продукции по видам экономической деятельности (ОКПД) ОК 034-2007 (КПЕС 2002), содержащиеся в нормативных правовых актах, устанавливающих в соответствии с частями 3 и 4 статьи 14 Федерального закона № 44-ФЗ запрет на допуск товаров, происходящих из иностранного государства или группы иностранных государств, работ, услуг, соответственно выполняемых, оказываемых иностранными лицами, условия, ограничения допуска указанных товаров, работ, услуг, регулирующих выбор способа осуществления закупки, установление преимуществ и ограничений, а также дополнительных требований при проведении закупки, следует указывать как дополнительную информацию
Кроме того, Минэкономразвития России в письме от 27 июля 2015 г. № ОГ-Д28-10158 «О распространении действия ст. 14 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ на случаи защиты национальных интересов РФ путем введения запрета либо ограничений на ввоз отдельных видов продукции, сырья и продовольствия, страной происхождения которых является государство, принявшее решение о введении экономических санкций в отношении российских юридических и (или) физических лиц или присоединившееся к такому решению» разъяснило, что положения о запретах и ограничениях, установленных ст. 14 Федерального закона № 44-ФЗ не распространяется на закупки, осуществляемые отдельными видами юридических лиц в соответствии с Федеральным законом № 223-ФЗ.

1. Запреты на допуск товаров иностранного производства, поставляемых иностранными лицами

Запрет товаров, происходящих из иностранных государств, работ (услуг), выполняемых (оказываемых) иностранными лицами, для целей осуществления закупок товаров, работ (услуг) для нужд обороны страны и безопасности государства

Постановлением Правительства РФ от 24.12.2013 № 1224 (ред. от 29.12.2015) «Об установлении запрета и ограничений на допуск товаров, происходящих из иностранных государств, работ (услуг), выполняемых (оказываемых) иностранными лицами, для целей осуществления закупок товаров, работ (услуг) для нужд обороны страны и безопасности государства» (далее — Постановление № 1224) установлен запрет на допуск товаров (за исключением товаров указанных в приложении к Постановлению), происходящих из иностранных государств, работ (услуг), выполняемых (оказываемых) иностранными лицами, для целей осуществления закупок товаров, работ (услуг) для нужд обороны страны и безопасности государства, за исключением случаев, когда производство таких товаров, выполнение работ и оказание услуг на территории Российской Федерации отсутствуют.
Кроме этого установлено, что запрет на допуск указанных товаров, происходящих из иностранных государств (за исключением государств — членов Евразийского экономического союза), для целей осуществления закупок товаров для нужд обороны страны и безопасности государства, за исключением случаев, когда производство таких товаров на территории государств — членов Евразийского экономического союза отсутствует.
Подтверждением отсутствия производства на территории Российской Федерации товаров обрабатывающих отраслей промышленности, относящихся к сфере ведения Министерства промышленности и торговли Российской Федерации, является заключение Министерства промышленности и торговли Российской Федерации об отсутствии производства на территории Российской Федерации товаров обрабатывающих отраслей промышленности, в случае отсутствия продукции, производимой на территории Российской Федерации и имеющей схожие технические и эксплуатационные характеристики с соответствующими товарами, позволяющей ей выполнять те же функции и быть коммерчески взаимозаменяемой.
В отношении запрета на товары, происходящие из иностранных государств, работ (услуг), выполняемых (оказываемых) иностранными лицами, для целей осуществления закупок товаров, работ (услуг) для нужд обороны страны и безопасности государства Министерством экономического развития Российской Федерации подготовлено письмо от 21.08.2015 № Д28и-2397 «Об осуществлении для нужд обороны страны и безопасности государства закупок товаров, происходящих из иностранных государств, в том числе входящих в Перечень товаров, предусмотренный Постановлением Правительства РФ от 05.02.2015 № 102» согласно которому к закупкам для обеспечения обороны страны и безопасности государства относятся закупки, осуществляемые в рамках государственного оборонного заказа.
В развитие данного запрета Минэкономразвития разъяснило, что согласно пункта 2 Постановления Ф № 1224 подтверждением отсутствия производства на территории Российской Федерации товаров по перечню согласно приложению является включение товаров в перечень технологического оборудования (в том числе комплектующих и запасных частей к нему), аналоги которого не производятся в Российской Федерации, ввоз которого на территорию Российской Федерации не подлежит обложению налогом на добавленную стоимость, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 30 апреля 2009 г. № 372 «Об утверждении перечня технологического оборудования (в том числе комплектующих и запасных частей к нему), аналоги которого не производятся в Российской Федерации, ввоз которого на территорию Российской Федерации не подлежит обложению налогом на добавленную стоимость», или соответствующее заключение по результатам экспертизы, проводимой Минпромторгом России в установленном порядке. Данная позиция была отражена в письме от 08.10.2015 № Д28и-3045

Запрет на допуск товаров легкой промышленности, происходящих из иностранных государств, и (или) услуг по прокату таких товаров

Постановлением Правительства Российской Федерации от 11 августа 2014 г. № 791 «Об установлении запрета на допуск товаров легкой промышленности, происходящих из иностранных государств, и (или) услуг по прокату таких товаров в целях осуществления закупок для обеспечения федеральных нужд, нужд субъектов Российской Федерации и муниципальных нужд» (далее — Постановление № 791) установлен запрет на допуск товаров легкой промышленности, происходящих из иностранных государств (кроме государств – членов ЕАЭС), и услуг по прокату таких товаров. Необходимо отметить, что данный запрет не применяется в сфере государственного оборонного заказа. Указанное постановление утверждает два списка товаров. Первый список устанавливает запрет на закупку товаров при осуществлении закупок для федеральных нужд, а второй — при проведении закупок для нужд субъектов РФ и муниципальных нужд.
Запрет не распространяется на поставку (прокат) товаров, если их производство на территории государств — членов ЕАЭС не осуществляется. Отсутствие производства участник должен подтвердить заключением, выданным Министерством промышленности и торговли Российской Федерации.
К участникам закупки товаров и услуг, поименованных в указанных перечнях, устанавливается дополнительное требование в соответствии с п. 1 Постановления № 791.
В случаях, когда товары (услуги) закупаются у единственного поставщика, при их описании в извещении об осуществлении закупки необходимо учитывать положения п. 2 Постановления № 791.

Запрет на допуск отдельных видов товаров машиностроения

Постановлением Правительства РФ от 14.07.2014 № 656 (ред. от 31.01.2015) «Об установлении запрета на допуск отдельных видов товаров машиностроения, происходящих из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Постановление № 656) запрещен допуск отдельных видов товаров машиностроения, происходящих из иностранных государств.
Перечень таких товаров содержится в приложении к названному Постановлению. Например, в Перечень включены автобусы, автомобили пожарные, автомобили скорой медицинской помощи (п. п. 18, 31, 33 Перечня).
В разъяснение указанных положений Министерством экономического развития подготовлены письма от 09.10.2015 № Д28и-3005 «О документальном подтверждении страны происхождения товара при закупке отдельных видов товаров машиностроения, происходящих из иностранных государств» и от 02.10.2015 № ОГ-Д28-12924 «О документах, подтверждающих соответствие участника аукциона и (или) предлагаемого им товара (работы, услуги) условиям допуска, запретам и ограничениям, установленным законодательством РФ в сфере закупок», согласно которым разъясняется, что для подтверждения соответствия товара, предлагаемого участником конкурса или аукциона, запретам, установленным заказчиком в соответствии с постановлением № 656, заявка участника должна содержать сертификат происхождения товара.
По данному вопросу так же имеются письмо от 10.02.2015 № Д28и-184 «О документах, представляемых в составе заявки на участие в электронном аукционе на закупку товаров машиностроения, происходящих из иностранных государств», согласно которому при проведении электронного аукциона на закупку отдельных видов товаров машиностроения, происходящих из иностранных государств, заявки участников аукциона, которые не содержат во второй части указанного сертификата о происхождении товара, отклоняются в соответствии с пунктом 1 части 6 статьи 69 Закона № 44-ФЗ
Вопрос возможности распространения запрета на допуск отдельных видов товаров машиностроения, происходящих из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд в рамках осуществления закупок по Федеральному закону № 223-ФЗ разъяснен в письмах Минэкономразвития от 28.08.2015 № Д28и-2609 и от 10.03.2015 № Д28и-447. Согласно смысла указанных писем Постановление № 656 распространяется исключительно на заказчиков, указанных в статье 3 Закона № 44-ФЗ, и не распространяет свое действие на Закон № 223-ФЗ.
В соответствии с письмом Минэкономразвития от 30.11.2015 № Д28и-3590 «Об указании в извещении о проведении электронного аукциона на закупку автотранспортных средств запрета на допуск товаров иностранного происхождения» в извещении о проведении электронного аукциона на закупку автотранспортных средств указывается запрет на допуск таких товаров, происходящих из иностранных государств, за исключением Республики Беларусь, Республики Армения или Республики Казахстан.

Запрет на допуск программного обеспечения, происходящего из иностранных государств

С 01.01.2016 в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 16.11.2015 № 1236 «Об установлении запрета на допуск программного обеспечения, происходящего из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Постановление № 1236) (вместе с «Правилами формирования и ведения единого реестра российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных», «Порядком подготовки обоснования невозможности соблюдения запрета на допуск программного обеспечения, происходящего из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд» не допускается закупка программного обеспечения, происходящего из иностранных государств. Указанный запрет распространяется также на закупку исключительных прав на подобное программное обеспечение и прав его использования.
Иностранное программное обеспечение может быть закуплено, если программного обеспечения соответствующего класса нет в едином реестре российских программ для ЭВМ и баз данных либо имеющееся в нем программное обеспечение не подходит заказчику по характеристикам. Информация, содержащаяся в названном реестре, доступна в сети Интернет по адресу: https://reestr.mi№svyaz.ru/reestr/.
Рассматриваемый запрет не распространяется на закупки, перечисленные в п. п. 3 и 4 Постановления № 1236, в частности на закупки, осуществляемые дипломатическими представительствами для обеспечения их деятельности за рубежом.
Кроме того Постановлением № 1236 утверждены :
— правила формирования и ведения единого реестра российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных (далее — реестр);
— порядок подготовки обоснования невозможности соблюдения запрета на допуск программного обеспечения, происходящего из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд.

Запрет закупки отдельных видов работ (услуг), выполнение (оказание) которых осуществляется организациями под юрисдикцией Турецкой Республики.

В связи со сложившейся сложной внешней экономико-политической ситуацией в конце 2015 года Правительством РФ было принято Постановление от 29.12.2015 № 1457 «О перечне отдельных видов работ (услуг), выполнение (оказание) которых на территории Российской Федерации организациями, находящимися под юрисдикцией Турецкой Республики, а также организациями, контролируемыми гражданами Турецкой Республики и (или) организациями, находящимися под юрисдикцией Турецкой Республики, запрещено» (далее — Постановление № 1457).
Постановление утвержден перечень отдельных видов работ (услуг), выполнение (оказание) которых на территории Российской Федерации организациями, находящимися под юрисдикцией Турецкой Республики, а также организациями, контролируемыми гражданами Турецкой Республики и (или) организациями, находящимися под юрисдикцией Турецкой Республики, запрещено с 1 января 2016 г.
С целью конкретизации и разъяснения требований Постановления № 1457 Минэкономразвития подготовлено письмо от 17.02.2016 № Д28и-353 «Об установлении запрета на участие в электронном аукционе организаций, находящихся под юрисдикцией Турции, организаций, контролируемых гражданами Турции и (или) организациями, находящимися под ее юрисдикцией» согласно которому разъясняется, что данный запрет должен указываться заказчиками в составе единых требований ст. 31 Федерального закона № 44-ФЗ, а подтверждением соответствия участника данному требованию служит выписка из Единого государственного реестра юридических лиц или индивидуальных предпринимателей.
Всем государственным и муниципальным заказчикам в извещении об осуществлении закупки необходимо устанавливать данное требование. Пример установления данного запрета на практике приведен в Приложении А.

2. Ограничения допуска иностранных товаров для целей осуществления государственных и муниципальных закупок

Ограничение допуска отдельных видов медицинских изделий, происходящих из иностранных государств

В соответствии с положениями Постановления Правительства РФ от 05.02.2015 № 102 (ред. от 02.06.2015) «Об установлении ограничения допуска отдельных видов медицинских изделий, происходящих из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Постановление № 102) ограничен допуск отдельных видов медицинских изделий, происходящих из иностранных государств (за исключением Республики Армения, Республики Беларусь и Республики Казахстан).
В приложении к Постановлению № 102 содержится перечень таких изделий. Суть ограничения состоит в том, что заказчики должны отклонять заявки, которые содержат предложения о поставке иностранных медицинских изделий, включенных в перечень, при соблюдении условий, которые определены в п. 2 Постановления № 102. Случаи, когда указанное ограничение не применяется в следующих случаях:
— размещение извещений об осуществлении закупок отдельных видов медицинских изделий, включенных в перечень, в единой информационной системе в сфере закупок и (или) направление приглашений принять участие в определении поставщика закрытым способом, осуществленные до вступления в силу настоящего постановления;
— осуществление закупок отдельных видов медицинских изделий, включенных в перечень, дипломатическими представительствами и консульскими учреждениями Российской Федерации, торговыми представительствами Российской Федерации и официальными представительствами Российской Федерации при международных организациях для обеспечения своей деятельности на территории иностранного государства.
В разъяснение данного ограничения Минэкономразвития в письме от 17.09.2015 № Д28и-2780 «О преференциях при закупках медицинских изделий, в отношении которых установлены ограничения допуска из иностранных государств, если отсутствует подтверждение страны происхождения» сообщило, что при осуществлении закупки с применением Постановления № 102 в случае отсутствия сертификата СТ-1 в составе второй части заявки на участие в конкурсе (аукционе) такая заявка считается содержащей предложения о поставке иностранных товаров и может быть отклонена при наличии 2 удовлетворяющих требованиям документации о закупке заявок, которые одновременно:
— содержат предложения о поставке одного или нескольких видов медицинских изделий, включенных в перечень, страной происхождения которых является Российская Федерация, Республика Армения, Республика Белоруссия или Республика Казахстан;
— не содержат предложений о поставке одного и того же вида медицинского изделия одного производителя.

Ограничения допуска иностранных лекарственных препаратов, включенных в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов

С 10.12.2015 в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 30.11.2015 № 1289 «Об ограничениях и условиях допуска происходящих из иностранных государств лекарственных препаратов, включенных в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Постановление № 1289) ограничивается допуск происходящих из иностранных государств (за исключением государств — членов ЕАЭС) лекарственных препаратов, включенных в перечень жизненно необходимых и важнейших.
Заказчик, в частности, обязан отклонить заявки (окончательные предложения), в которых предлагается поставить иностранные лекарственные препараты из указанного перечня. Для этого должны быть соблюдены условия, приведенные в п. 1 Постановления № 1289.
Если такие заявки (окончательные предложения) не подлежат отклонению, применяются установленные Минэкономразвития России условия допуска иностранных товаров.
Рассматриваемые ограничения не распространяются на случаи:
— осуществления закупок лекарственных препаратов, происходящих из иностранных государств (за исключением государств — членов Евразийского экономического союза), в отношении которых на территориях государств — членов Евразийского экономического союза осуществляются исключительно первичная упаковка и вторичная (потребительская) упаковка или вторичная (потребительская) упаковка лекарственных препаратов с обеспечением выпускающего контроля их качества, — до 31 декабря 2016 г. включительно;
— размещения на официальном сайте Российской Федерации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» для размещения информации о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ и оказание услуг извещений об осуществлении закупок лекарственных препаратов или направления приглашений принять участие в определении поставщика закрытым способом, осуществленных до вступления в силу Постановления № 1289;
— осуществления закупок лекарственных препаратов заказчиками, указанными в части 1 статьи 75 Федерального закона 44-ФЗ, на территории иностранного государства для обеспечения своей деятельности на этой территории.
Как видно вопрос установления запретов и ограничений при осуществлении государственных и муниципальных закупок является актуальным на данный момент. Основной причиной обусловившей важность этого вопроса стало то, что национальный режим государственных и муниципальных закупок является эффективным механизмом не только стимулирования развития национальной экономики, но и действенным инструментом воздействия на экономико-политическую сферу на макро уровне.
За прошедшие два года вышло семь Постановлений Правительства РФ, пять из которых установили запреты на закупки иностранных товаров, работ, услуг, а два – ограничения в их допуске.
В тоже время, установление новых запретов и ограничений в контрактной системе не могло не вызвать множество вопросов по поводу их применения в практической работе, а большое количество разъяснений, подготавливаемых Министерством экономического развития Российской Федерации и иными государственными органами является действенным тому подтверждением.
Представляется, что рассмотренные нормативно-правовые документы, устанавливающие запреты и ограничения в области государственных закупок являются не последними, и в ближайшее время будут выходить новые, уточняющие и дополняющие существующие.

Обойти запрет на закупку ПО из реестра? Легко!

UPD. 26.10.2016 После общения с представителями SearchInform написал уточняющий пост » «, далее по тексту также представлены дополнительные комментарии
На прошлой неделе судом отказа Минкомсвязи России во включении продуктов ESET в . Казалось бы — вот она забота об отечественном производителе не на словах, а на деле. Но, во-первых, сам отказ был исключительно по формальным признакам, а во-вторых, прошу простить мой французский, но вся эта возня с реестром больше смахивает на профанацию.
Формально, ещё с 01 января 2016 года на закупку иностранного ПО ( от 16 ноября 2015 года «Об установлении запрета на допуск программного обеспечения, происходящего из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд»), согласно которому иностранное ПО разрешается закупать только если его аналогов нет в реестре отечественного ПО.
На практике же госучреждение, желающее купить что-то конкретное и очень даже иностранное, покупает это без проблем. Приведу в доказательство своих слов один из самых ярких примеров такого поведения за последнее время.
Фонд Социального Страхования (ФСС) в августе проводил закупку в форме электронного аукциона » «. В состав конкурсной документации был включён в том числе весьма любопытный документ: «Обоснование невозможности соблюдения запрета на допуск программного обеспечения, происходящего из иностранного государства, для целей осуществления закупки для обеспечения государственных нужд».
Чем он любопытнен? Суть вот в чём: закупать в ФСС решили «Средство обеспечения ИБ», а именно — «Систему предотвращения утечек информации (Data Leak Prevention)». Так вот, из существовавшей на тот момент версии реестра заказчиком была сделана выборка всех средств обеспечения ИБ (170 штук на тот момент) и для каждого из них в таблице была указана причина, по которой оно не подходит заказчику. Для большинства средств было вполне обосновано отмечено: «Не осуществляет предотвращения утечек информации». Действительно, из DLP решений в реестре тогда значились только два продукта:

  • InfoWatch Traffic Monitor Standard Solution
  • InfoWatch Traffic Monitor Enterprise Edition

Вот с какой одинаковой формулировкой заказчик оба их отклонил:

Не соответствует установленным Заказчиком требованиям к эксплуатационным характеристикам программного обеспечения, планируемого к закупке:
поддержка контроля разговоров сотрудников как внутри офиса, так и за его пределам;
поддержка контроля событий на мониторах;
поддержка контроля данных, вводимых с клавиатуры;
поддержка контроля активности пользователей в запускаемых ими приложениях;
поддержка контроля данных событий журналов Active Directory;
помещение перехваченных документов в базу данных под управлением СУБД Microsoft SQL Server.

Таким образом, от того, что продукты InfoWatch были на тот момент единственными решениями класса DLP в реестре, производитель не только не получил преференцию (казалось бы, любой госорган должен был бы покупать только их), но и наоборот — фактически сразу, ещё в конкурсной документации заказчик конкретно указал, что InfoWatch точно не подходит.
Впрочем, те требования, которые заказчик указал в Техническом задании вообще были написаны под конкретного производителя. В поступившем один из потенциальных участников так явно и указал:

Из Технического задания ясно, что по функционалу подходит единственная система иностранного происхождения разработчика Searchinform (характеристики которого описаны на сайте , без возможности рассмотрения иного программного средства отечественного происхождения, похожего по функционалу, но не обеспечивающим дополнительные функции, не относящиеся к ДЛП, таким как описаны в требованиях к модулю контроля событий журнала Active Directory.

Автор этого запроса попытался воззвать к совести заказчика:

    1. Поддержка контроля данных событий журналов Active Directory не относится к группе DLP-решений, подразумевая под собой иной программный продукт, реализуемый в SIEM системах.
    2. В решении InfoWatch отсутствует помещение перехваченных документов в базу данных под управлением СУБД Microsoft SQL Server. Однако в программном решении осуществлена функция помещения перехваченных документов в бесплатную базу данных под управлением СУБД Postgres Pro, входящая в Единый реестр российских программ для ЭВМ и баз данных, в отличие от Microsoft SQL Server.
    3. В виду того, что Фонд социального страхования Российской Федерации является оператором ФГИС (Федеральная государственная информационная система) — ЕИИС «Соцстрах», в которой так же обрабатываются персональные данные просим разъяснить почему к приобретаемому программному обеспечению для защиты информации, которое в свою очередь будет функционировать в рамках ФГИС не предъявлены требования к сертификации, которая является обязательной для ФГИС и информационных систем обрабатывающих персональные данные.

На случай, если вы не прошли по ссылке и не скачали ответ на разъяснение целиком, приведу ответ Руководителя Департамента информационных технологий и защиты информации ФСС А.Н.Кошкина на вышеозвученные претензии:

    1. На уровне российского законодательства нормативно не закреплено исчерпывающего перечня характеристик DLP-решений и/или запретов на наличие в таких решениях функций поддержки контроля данных событий журналов Active Directory Техническое задание составлено исходя из существующих задач защиты информации, требования, предъявляемые к предмету закупки, являются ключевыми в плане выбора системы и в целом определяют целесообразность закупки.Чем обеспечено полное соответствие закупки принципу добросовестной ценовой и неценовой конкуренции, установленному ст. 8 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».
    2. Техническое задание составлено исходя из существующих задач защиты информации, требования, предъявляемые к предмету закупки, являются ключевыми в плане выбора системы и в целом определяют целесообразность закупки. Приобретение Систем управления базами данных не является предметом настоящей закупки.
    3. Обязательной сертификации ФСТЭК подлежат средства защиты информации, обеспечивающие безопасность персональных данных, отнесенных в установленном порядке к сведениям, составляющим государственную тайну. Из положений технического задания не следует, что функционал закупаемого программного обеспечения будет направлен на обеспечение защиты персональных данных или осуществления контроля сотрудников на предмет несанкционированного распространения ими персональных данных. Описание объекта закупки полностью соответствует требованиям Закона о контрактной системе, поскольку Приказ ФСТЭК России от 18.02.2013 № 21 «Об утверждении Состава и содержания организационных и технических мер по обеспечению безопасности персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных» определяет порядок применения мер для защиты персональных данных, а не устанавливает требования к наличию или отсутствию сертификатов ФСТЭК для средств защиты информации. Описание объекта закупки полностью соответствует требованиям Закона о контрактной системе, поскольку Приказ ФСТЭК России от 18.02.2013 № 21 «Об утверждении Состава и содержания организационных и технических мер по обеспечению безопасности персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных» определяет порядок применения мер для защиты персональных данных, а не устанавливает требования к наличию или отсутствию сертификатов ФСТЭК для средств защиты информации.

Таким образом, из изложенного выше можно сделать вывод о том, что заказчик указал в конкурсной документации требования к конкретному программному продукту иностранного происхождения, явно указал, что в реестре отечественного ПО нет ничего для него подходящего, и в обоснование своей позиции сослался на то, что это всё соответствует его существующим задачам защиты информации.
UPD. 26.10.2016 Тут я вслед за автором запроса на разъяснение назвал SearchInform продуктом иностранного происхождения. Сейчас уже не вспомню, по какой причине мне всегда казалось, что его родина — Беларусь, поэтому даже не стал этот факт проверять. Спасибо представителям SearchInform, которые связались со мной и пояснили, что и то, что КИБ Серчинформ на данный момент не включен в Реестр отечественного ПО не говорит о том, что продукт – иностранный.
Аукцион , участие в нём приняли три участника и предложивший наименьшую цену победил:

  • ООО «СЕРЧИНФОРМ» — 11 788 135,25 руб .
  • ООО «ПОИСКОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ» — 11 847 973,50 руб.
  • ООО «ИНФОСТАНДАРТ» — 11 907 811,75 руб.

Впрочем, история на этом не закончилась. Компания ИТС Софт-Проекты с просьбой провести проверку по факту грубого нарушения законодательства и отменить закупку:

    • техническое задание намерено составлено так, чтобы сделать невозможным закупку российского ПО;
    • обоснование невозможности закупки российского ПО является противозаконным и неосновательным;
    • указанные действия имеют под собой цель создание условий для заключения контракта с продавцом решений компании SearchInform.

Комиссия ФАС усмотрела же лишь два формальных нарушения со стороны заказчика, о чём в своём

Признать жалобу ООО «ИТС Софт-проекты» обоснованной в части неустановления Заказчиком в документации об Аукционе надлежащей инструкции по заполнению первой части заявки на участие в Аукционе, а также обязательного условия об уменьшении суммы, подлежащей уплате физическому лицу, на размер налоговых платежей, связанных с оплатой контракта в проекте контракта документации об Аукционе.

Указание в техническом задании требований только под конкретное ПО и приведённое ФСС обоснование отказа от покупки решения InfoWatch признали законным, так как заказчик самостоятельно определяет свои потребности и никакого ограничения конкуренции усмотрено не было — ведь к аукциону было допущено три участника и они соревновались между собой.
В итоге, в ФАС только попросила устранить формальные нарушения:

заказчику при заключении контракта по результатам проведения Аукциона включить в проект государственного контракта обязательное условие об уменьшении суммы, подлежащей уплате физическому лицу, на размер налоговых платежей, связанных с оплатой контракта.

Вот такая поучительная история: заказчик купил иностранное ПО, которое его устраивает, несмотря на все существующие запреты и реестры, да ещё и обосновал свою правоту перед комиссией ФАС.
UPD. 26.10.2016 Тут я ошибся: и то, что КИБ Серчинформ на данный момент не включен в Реестр отечественного ПО не говорит о том, что продукт – иностранный.
В принципе, можно было бы даже принять сторону заказчика и понять его — может, ему действительно никак не подходят другие решения, но смущает меня один единственный момент — от аукциона за версту пахнет… странностью. Все три участника предложили цены с минимальными снижениями от начальной максимальной цены контракта (НМЦК). Более того, предложенные снижения составляют ровно 0,5%, 1% и 1,5%. Совпадение? Не думаю…
Мне стало интересно и я поискал на Госзакупках другие конкурсы с участием этих трёх юрлиц. Навскидку за период 2012-2016 нашёл более 20 закупок, в которых они участвовали и в которых снижения также минимальные (за исключением буквально двух случаев) и очень близкие друг другу (всегда без исключений). Вместе все эти юрлица приняли участие только в одном вышеупомянутом конкурсе, во всех остальных состав был иным. Всего круг участников всех найденных мной конкурсов включил в себя 6 компаний:

  • ООО «СЕРЧИНФОРМ», ИНН 7704306397
  • ООО «ПОИСКОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ», ИНН 7841456820
  • ООО «ИНФОСТАНДАРТ», ИНН 6658455470
  • ООО «НОВЫЕ ПОИСКОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ», ИНН 7718562626
  • ООО «ИБ-Эксперт», ИНН 1655272173
  • ООО «Экостройпрод», ИНН 7743807326

Особенно забавно, конечно, выглядят 18 конкурсов, в которых вместе участвовали ООО «ПОИСКОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ» и ООО «НОВЫЕ ПОИСКОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ» с очень близкими предложениями.
Общая сумма всех найденных мной конкурсов составила почти 60 млн.руб (наверняка, нашёл я далеко не всё). Свёл их .
Во всех приведённых в таблице конкурсах других участков не было — видимо, никто, прочитав ТЗ, просто не захотел тратить своё время на заведомо бесперспективную работу. Дальнейшего более глубокого анализа не проводил — для моего собственного понимания картина со всеми этими конкурсами предельно ясная. Не удивлюсь, если все эти юрлица окажутся связанными между собой, и даже аффилированными.
UPD. 26.10.2016 Дабы расставить все акценты окончательно: я ни в коей мере не утверждаю, что эти юрлица аффилированы (признаки аффилированности или участия в группе лиц установлены Законом РСФСР от 22.03.1991 N 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» и Федеральным законом от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции»), более того, после общения с юристами SearchInform, я полностью уверен, что никакой аффилированности точности нет.
В завершение ещё раз обращу внимание — госзаказчик при желании может купить всё, что угодно. Так было и так будет, пока буква закона преобладает над его духом.
Оригинал записи:

Запрет на закупки иностранного ПО в России

Дмитрий Медведев несколько дней назад подписал постановление правительства №1236 от 16 ноября 2015 года, в соответствии с которым государственным структурам запрещено закупать иностранное ПО при наличии российского аналога. Новость об этом появилась 20 ноября 2015 г. и прошла по новостным ресурсам; зачастую — со сгущением красок.

В реальности постановление преследует следующие задачи. Цитата: «Цель документа — защита внутреннего рынка Российской Федерации, развитие национальной экономики, поддержка российских организаций, осуществляющих деятельность в области ИТ, учитывая в том числе ограничения на использование иностранного программного обеспечения отдельными российскими организациями, установленные рядом иностранных правообладателей в связи с введенными США и некоторыми другими странами санкциями».

Постановление издано во исполнение положений принятого летом закона №188-ФЗ (от 29 июня 2015 г), которым предусматривается создание Реестра российского ПО. В частности, постановление утверждает правила формирования и ведения этого Реестра.

Оба нормативных документа приняты в рамках реализуемой программы импортозамещения ПО, разработанной Минкомсвязи. Поэтому вначале давайте подробнее остановимся на уже принятых документах, а потом поговорим о концепции в целом. И начать логичнее с закона.

Закон №188 о Реестре российского ПО

Закон №188 вносит нормы о Реестре российского ПО в законы «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» 2006 г. и «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Закон состоит всего из трех статей.

Целями создания Реестра указаны:

  • расширение использования российских программ для ЭВМ и баз данных
  • подтверждение происхождения российских программ
  • оказание правообладателям таких программ государственной поддержки

Нормы, касающиеся создания и ведения Реестра, а также другие текущие вопросы (назначение ответственного за ведение Реестра и разработку нормативных документов госоргана и др.) в законе не указаны и должны быть введены постановлением правительства.

В законе сформулированы основные требования к российскому ПО:

  1. Исключительное право на программу для электронных вычислительных машин или базу данных на территории всего мира и на весь срок действия исключительного права принадлежит одному либо нескольким из следующих лиц (правообладателей):
    1. Российской Федерации, субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию;
    2. российской некоммерческой организации, высший орган управления которой формируется прямо и (или) косвенно Российской Федерацией, субъектами Российской Федерации, муниципальными образованиями и (или) гражданами Российской Федерации и решения которой иностранное лицо не имеет возможности определять в силу особенностей отношений между таким иностранным лицом и российской некоммерческой организацией;
    3. российской коммерческой организации, в которой суммарная доля прямого и (или) косвенного участия Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, российских некоммерческих организаций, указанных в подпункте «b» настоящего пункта, граждан Российской Федерации составляет более пятидесяти процентов;
    4. гражданину Российской Федерации;
  2. Программа для электронных вычислительных машин или база данных правомерно введена в гражданский оборот на территории Российской Федерации, экземпляры программы для электронных вычислительных машин или базы данных либо права использования программы для электронных вычислительных машин или базы данных свободно реализуются на всей территории Российской Федерации;
  3. Общая сумма выплат по лицензионным и иным договорам, предусматривающим предоставление прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, выполнение работ, оказание услуг в связи с разработкой, адаптацией и модификацией программы для электронных вычислительных машин или базы данных и для разработки, адаптации и модификации программы для электронных вычислительных машин или базы данных, в пользу иностранных юридических лиц и (или) физических лиц, контролируемых ими российских коммерческих организаций и (или) российских некоммерческих организаций, агентов, представителей иностранных лиц и контролируемых ими российских коммерческих организаций и (или) российских некоммерческих организаций составляет менее тридцати процентов от выручки правообладателя (правообладателей) программы для электронных вычислительных машин или базы данных от реализации программы для электронных вычислительных машин или базы данных, включая предоставление прав использования, независимо от вида договора за календарный год;
  4. Сведения о программе для электронных вычислительных машин или базе данных не составляют государственную тайну, и программа для электронных вычислительных машин или база данных не содержит сведений, составляющих государственную тайну.

Этим же законом №188 в закон «О контрактной системе…» вносятся дополнения (ч. 3 ст. 14), суть которых в том, что устанавливается запрет на допуск товаров, работ и услуг, происходящих из иностранных государств и/или оказываемых иностранными лицами. Применять их можно только в виде исключения, для этого требуется писать специальное обоснование и размещать его вместе с госзаказом.

В законе указаны цели введения запрета. Цитата: «В целях защиты основ конституционного строя, обеспечения обороны страны и безопасности государства, защиты внутреннего рынка Российской Федерации, развития национальной экономики, поддержки российских товаропроизводителей нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации устанавливаются запрет на допуск товаров, происходящих из иностранных государств, работ, услуг, соответственно выполняемых, оказываемых иностранными лицами, и ограничения допуска указанных товаров, работ, услуг для целей осуществления закупок».

Закон вступает в силу с 1 января 2016 года.

Постановление №1236 от 16 ноября 2015 года

Постановление №1236 принято для урегулирование вопросов, переданных в ведение Правительства законом №188. Интересно, что принято оно 16 ноября, а положения закона вступают в силу с 1 января 2016 года, т. е. осталось всего полтора месяца.

В Постановлении подтверждается запрет на приобретение иностранного ПО или прав на его использование при совершении закупок в интересах государственных структур. Но более подробно говорится об исключениях — случаях, когда можно использовать зарубежное ПО. Их два:

  • в Реестре нет ПО с нужной функциональностью («ПО того же класса»)
  • ПО, содержащееся в Реестре, по функциональным, техническим и/или эксплуатационным характеристикам не соответствует требованиям заказчика

Классы ПО устанавливаются в Реестре, и ПО должно быть сгруппировано по функциональным, техническим и эксплуатационным характеристикам для облегчения поиска и сравнения.

Уполномоченным органом (он разрабатывает все нормативные документы, а также отвечает за ведение Реестра или назначает оператора Реестра) назначено Министерство связи и массовых коммуникаций. Оно должно утвердить (за 2 месяца) классификатор программ и БД (где указываются характеристики ПО), правила его применения, положения об экспертном совете (состав совета — до 31 декабря), дать предложения (совместно с другими заинтересованными лицами) по общим правилам определения требований к закупаемому ПО и связанным с этим услугам, а также в 6-месячный срок разработать схему, в соответствии с которой на ПО из Евразийского союза будет распространяться режим российского ПО. А главное — обеспечить запуск Реестра с 1 января 2016 года.

Также Постановлением утверждается текст правил формирования Реестра (в нем и расписана процедура подачи и рассмотрения заявки на включение ПО в Реестр российского ПО) и порядок подготовки обоснования для использования зарубежного ПО. Последний называется вполне в российском бюрократическом стиле: «правила подготовки обоснования невозможности соблюдения запрета на допуск программного обеспечения…» (посчитайте, сколько существительных подряд! И это еще не конец фразы).

Таким образом, постановление носит технический характер и издано в соответствии с требованиями закона №188.

Стратегия импортозамещения

Оба документа приняты в рамках существующего у Минкомсвязи плана импортозамещения, который был представлен главе правительства в апреле 2015 г.

Приказом №96 Минкомсвязи от 01.04.2015 утвержден план импортозамещения программного обеспечения. Сам план содержит целевые показатели соотношения использования российских и зарубежных программных продуктов и сервисов к определенным датам (2020 г., 2025 г.) и рассчитан на 10 лет — 2015—2025 гг.

Документ включает в себя три направления: предоставление преференций отечественной ИТ-продукции при госзакупках; коллективная разработка клиентских и мобильных операционных систем; господдержка отечественных производителей ПО для промышленности, ТЭК, строительства и других отраслей. Рассмотрим их более подробно.

  • Отрасли, где в России есть конкурентоспособные продукты хорошего уровня, которым, однако, все равно были бы полезны преференции при осуществлении госзакупок. Сюда отнесены, в частности, антивирусы и программы по информационной безопасности. Уже на сегодняшний день доля импорта ПО этих типов — около 60%. Сюда же отнесено ПО для бизнеса (ERP, CRM, электронный документооборот, управление проектами) и корпоративные интернет-сервисы (базовые — электронная почта, работа с файлами, браузер, мессенджеры), где у российских разработчиков есть достаточно хорошие позиции.
  • Отрасли, где конкурентоспособного ПО сегодня нет. Это клиентские и мобильные операционные системы, серверные ОС, пользовательское офисное ПО, системы управления базами данных, средства управления облачной инфраструктурой и виртуализацией. На сегодня доля импорта по этим направлениями — 95% и выше. Поскольку процесс самостоятельного создания конкурентоспособных продуктов на этом направлении крайне сложен, Минкомсвязь предлагает путь коллективной разработки, который будет координировать еще одна отраслевая некоммерческая организация.
  • Отраслевое ПО, необходимое в нишевых сценариях для различных отраслей экономики (промышленность, здравоохранение, строительство и пр.). Сегодня в зависимости от направления доля импорта в них составляет от 70% до 95%.

Ради каких целей создается маркировка российского ПО

Итак, формальные требования к российскому ПО и его владельцам изложены в законе. Но какими целями руководствовалось государство при их формулировании? То есть зачем это все?

Одна из главных целей — обеспечить свой контроль над разработчиком. Опыт введения санкций показал, насколько легко другое государство может развалить ИТ-инфраструктуру, запретив производителям ПО из своей юрисдикции работать с российскими заказчиками. Катастрофические последствия такой ситуации понять легко и просто.

Поэтому если ПО работает в госструктурах, то его разработчик должен работать в соответствии с российским законодательством и в российской юрисдикции. Более 50% такого предприятия-разработчика должны принадлежать российским физическим или юридическим лицам, что призвано гарантировать стабильность работы и независимость от внешнего контроля, будь то контроль иностранного государства или частной корпорации. Кстати, это не единственный аргумент, есть и другие. Например, большинство зарубежного ПО (включая условия лицензий) разрабатывается в соответствии с требованиями западного, чаще — англосаксонского законодательства, которое существенно отличается от российского. Иногда требования лицензий зарубежного корпоративного ПО противоречат требованиям российского законодательства. А разбирательства должны проводиться в британских или американских судах.

Второй, не менее важный фактор — экономический. Российское предприятие платит налоги, зарплаты и пр. тоже в России. Таким образом, средства от покупки ПО государственными органами остаются в экономике России, а не уходят за рубеж. С той же целью установлено и следующее требование о том, что общие отчисления за рубеж не могут превышать 30%. Причем здесь будут, судя по всему, учитываться не только затраты на приобретение прав на продукты, технологии, алгоритмы и пр., но и прямые затраты на разработчиков, т. е. «офшорное программирование» тоже не подходит. Большая часть цикла разработки ПО должна максимально осуществляться внутри страны.

Наконец, российское ПО должно присутствовать на рынке, т. е. свободно продаваться, а специализированные продукты для госнужд выведены из-под действия этой схемы и не подлежат внесению в Реестр. Зачем это сделано? На мой взгляд, одна из причин этого требования — повышение эффективности. ПО, которое предлагается на открытом конкурентном рынке, имеет совершенно другой уровень функциональности, стабильности и удобства работы, а также имеет другой механизм ценообразования. То есть при правильной работе должен гарантироваться приемлемый уровень функциональности, качества и удобства работы, а также адекватное ценобразование.

Некоторые заблуждения об импортозамещении

Новая схема законодательного регулирования вызвала, скажем так, противоречивую реакцию в обществе. Особенно у «свободных художников», которые привыкли к свободе и отсутствию ограничений, поэтому любую попытку регулирования (особенно связанную с запретом чего-нибудь) воспринимают в штыки.

Для начала, нужно отдавать себе отчет — Реестр и связанные с ним требования работают только в отношении госзакупок, т. е. в случаях, когда ПО приобретается для государственных нужд. Впрочем, сейчас об импортозамещении думает не только государство. Санкции, из-за которых зарубежные производители (в основном американские) могут в любой момент «отключить» российских клиентов, а также девальвация рубля, из-за которой резко подорожала в рублях стоимость иностранного ПО и его поддержки, заставляют и частные российские компании активнее искать подходящее российское ПО: во-первых, нет таких валютных и политических рисков, во-вторых, с местным разработчиком всегда проще договориться. Остаются вопросы с надежностью, квалификацией и пр., но это уже как раз индивидуальные случаи.

Далее — да, мне тоже кажется, что практически все профессиональное ПО обладает некоторой уникальной функциональностью, сгруппировать которую будет сложновато. Однако в большом количестве случаев государственным органам необходимы простые решения типа текстового редактора или электронных таблиц. Разница в их функциональности невелика, и возможно использование любых решений. А вот другие соображения (в том числе взаимодействие с разработчиком и др.) играют по-прежнему важную роль.

В интернете полно саркастических предложений «импортозаместить Photoshop». Но! Во-первых, раздутая репутация именно этого пакета часто приводит к тому, что его требуют ставить даже в тех случаях, когда необходимо всего-то изменить размер изображения. Во-вторых, потребности в профессиональных узкоспециализированных пакетах в государственных органах сильно преувеличены. Тем более, что для таких случаев специально предусмотрен механизм исключений. Если аналогов действительно нет либо необходим именно тот или иной пакет, всегда можно составить обоснование, но теперь появляется возможность и механизм его оспорить.

Этот последний пример я привел специально, чтобы показать, что очень часто люди склонны сводить сложную и многогранную ситуацию к своему небольшому опыту, а дальше расширять этот свой опыт до масштабов страны или даже планеты. На этой неправильной логике основаны многие заблуждения.

И битва за СПО

Интересно, что первоначально в качестве одного из вариантов импортозамещения рассматривалось более широкое использование свободного программного обеспечения (СПО). Но в финальном варианте его не оказалось. Потому что у СПО есть как свои плюсы, так и свои весомые минусы.

Во-первых, СПО также распространяется на условиях определенной лицензии. То, что лицензия не предусматривает оплаты, не всегда означает, что использовать это ПО можно как угодно.

Во-вторых, для крупных проектов, ориентированных на широкий круг пользователей, решающее значение имеет качество технической поддержки, т. к. от сбоев, ошибок и пр. можно потерять куда больше денег, чем сэкономили на покупке. И вот тут у СПО возникает много проблем.

В-третьих, очень многое для корректной работы необходимо «дорабатывать напильником», причем объем доработок крайне велик.

В результате все равно получается отдельный большой и сложный проект. В основе его может лежать СПО (как в проектах «российских линуксов»), а может что-то другое. Но уже нет принципиальной разницы между ними.

В общем, отдельный статус для СПО не был прописан, и такое ПО не имеет особого преимущественного положения по сравнению с другими решениями.

Проблемы, недоработки, решения

Конечно, к новой системе, которая еще толком не заработала, есть много вопросов.

В основном обсуждаются, как обычно, способы обойти запрет. Кстати говоря, судя по весенним обсуждениям, многие из предложенных тогда способов обхода (основанных на предварительных формулировках закона) государство прикрыло. Например, много говорили о том, что можно создать «российскую прокладку», на которую будут переводиться права и… Но закон требует, чтобы права принадлежали на территории всего мира, а не только РФ, что делает такой «промежуточный» способ неработоспособным. В принципе, то же можно сказать о большинстве предложенных тогда «обходных» вариантов.

Можно включить западный продукт в состав отечественного (о такой ситуации радостно пишет РБК под девизом «найден механизм, как обойти запрет»), но выплаты за его использование не должны превышать 30% от общей выручки, что сильно ограничивает возможности — грубо говоря, без серьезного российского прибавочного продукта такое решение не должно быть интересным. Либо — искусственно завышать на 70% цену «российского» продукта, чтобы полная оплата за иностранный составляла не более 30%. Но на конкурентном рынке такое завышение невозможно, а во всех остальных случаях этим должны заниматься компетентные органы.

Есть варианты, при которых механизм не будет работать, а в перспективе может еще и принести вред. Например, возможен вариант, что российское юрлицо приобретает права на тот или иной программный продукт для дальнейшей продажи его государственным органам (либо его разрабатывают за рубежом по заказу российской компании). Но обязательства по поддержке при этом несет иностранный разработчик, и в случае отказа от осуществления поддержки сложное и дорогое ПО может оказаться бесполезным.

Наконец, есть и момент полноты оценки. Указанных в Реестре параметров вряд ли хватит для всесторонней оценки нужного ПО. А значит — пригодится аналитическая служба (своя или внешняя), а также хорошо бы иметь и тестовую лабораторию. В корпоративной сфере «внешние» и открытые исследования крайне не поощряются, а возникающие проблемы все предпочитаю решать в «узком кругу» между заказчиком и разработчиком, с минимальным выходом информации наружу. Это хорошо с точки зрения репутации бизнеса, но зачастую приводит к серьезным потерям просто из-за отсутствия информации — каждому приходится пройти длинный путь по выявлению и правильной диагностике проблемы, который для компании может стоить немалых денег.

Власть против бизнеса. Или за?

И власти, и бизнес сходятся в понимании, что единомоментный переход на российские решения по всем направлениям не нужен и опасен — много где уровень функциональности и качества еще не тот, а где-то нормальных российских решений вообще нет. Развивать свое ПО нужно постепенно, но уверенно, и поддержка государства должна стать хорошим подспорьем для частных компаний.

Представители бизнеса жалуются, что западные корпорации обладают гораздо большими возможностями по маркетингу и могут в течение длительного времени сидеть без прибыли ради захвата рынка. Российские компании не могут себе позволить такую тактику, т. к. не имеют доходов с других рынков, да и в России не имеют достаточного запаса оборотных средств.

При этом позиция многих представителей бизнеса состоит в том, что массированные проектные инвестиции — не лучший способ развития; часто в результате таких «проектов» получаются нежизнеспособные продукты. Лучше создавать и поощрять спрос на внутреннем рынке, тогда конкурентные условия позволят выявить лучшие продукты. А также — что государство должно активно продвигать российские решения за рубежом (об этом говорится, например, в недавнем материале РБК). Правда, пока отрасль просит не вливать деньги, а обеспечивать внутренний спрос и возможности для развития, государство опять планирует выделять деньги на некие «спецпроекты», заниматься этим должен ОАО «Росинфокоминвест». Плюс странная схема с «совместной разработкой ПО», которую будет координировать некая специально создаваемая государством АНО… В общем, на уровне практических решений пока не все ясно.

С другой стороны, проблема может оказаться в самих производителях «российского» ПО, которые в промежутках очень охотно рассказывают рынку, что они не российские, а «международные компании», открывают центры разработки за рубежом, переводят в другие страны штаб-квартиры, центры финансовых операций, а иногда и руководство. Российские юрлица очень часто принадлежат зарубежным компаниям из офшоров, а далее следы теряются

Конечно, у такого поведения есть и объективные основания. Российский рынок все же относительно мал, и более-менее крупные компании вынуждены выходить на мировой уровень, а там появляются более выгодные юрисдикции, более выгодные страны для организации ферм разработчиков и т. д. Но…

Наконец, последняя проблема: а хватит ли квалифицированных специалистов? Тем более, что конкуренция за них на мировом уровне очень высока, а российские компании сейчас не в состоянии предложить лучшие условия для рынка — состояние экономики не то.

В результате…

Созданная система только начинает работать, и судя по всему, проблем у нее впереди будет еще много. Тем не менее, на мой взгляд, она задает правильное направление развития. Государство возвращает себе активную роль, начинает планировать развитие отрасли, причем выступая в качестве не только регулятора, но и одного из участников рынка. То есть старая позиция правительства «рынок сам все отрегулирует, а государству нужно отойти в сторону» постепенно уходит в прошлое. И это хорошо.

Ограничение закупок с помощью «реестров» — скорее всего, не очень действенная мера. Хотя принцип взят правильный: российским должно считаться то ПО, которое делается в России российскими компаниями и с продаж которого налоги платятся в России. Должны быть льготы своему производителю, хотя меры к дестимулированию покупки зарубежного ПО все же лучше делать экономическими. Впрочем, государство, как закупщик ПО, вправе ставить любые удобные ему требования. Ибо странности и глупости правил закупки, существующих у крупнейших мировых корпораций, ему еще долго переплюнуть не удастся.

Если говорить о моем личном мнении, то мне кажется, что эта инициатива государства (как и многие другие) верная и двигает рынок в нужном направлении. Другой вопрос, что даже хороший набор правил не гарантирует успеха всего проекта — ведь очень многое зависит от конкретных людей, ответственных за исполнение, как со стороны государства, так и со стороны бизнеса. А вот тут все довольно грустно: например, только что ОНФ представил лично президенту доклад о колоссальной неэффективности создаваемых последние десять лет Особых экономических зон (ОЭЗ). Набирает обороты скандал с технопарком «Университетский» и т. д. То есть без личного вмешательства опять ничего не работает. Впрочем, некоторые ОЭЗ построены и успешно функционируют, и тоже в первую очередь благодаря энергии и личным качествам людей, которые занимались их обустройством.

P. S. Сбербанк начал оценку перспектив перехода c Oracle и MS SQL на PostgreSQL для ряда систем.

Правительством РФ установлен запрет на госзакупки иностранного программного обеспечения, действующий с 1 января 2016 года

Постановление Правительства РФ от 16.11.2015 N 1236 «Об установлении запрета на допуск программного обеспечения, происходящего из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд»

В соответствии с новым постановлением Правительства РФ заказчики обязаны закупать российское программное обеспечение, кроме случаев, когда ПО с необходимыми функциональными, техническими или эксплуатационными характеристиками в России отсутствует. При этом такую потребность необходимо будет обосновать в порядке, предусмотренном законом о контрактной системе в сфере госзакупок.

Кроме того, для расширения использования российского ПО и подтверждения его российского происхождения, а также для оказания государственной поддержки правообладателям ПО предусматривается создание единого реестра российских программ и баз данных. Российским будет признаваться программное обеспечение, сведения о котором внесены в данный реестр.

Постановлением утверждены Правила его формирования и ведения, в которых определены основания возникновения исключительного права у правообладателя, условия включения сведений в реестр, а также порядок предоставления сведений из реестра.