Тест тьюринга

Мета-тест Тьюринга

Тест предполагает, что машина «умеет мыслить», если она может создать что-то, что она сама хочет проверить на разумность.

Первое прохождение классического теста Тьюринга зафиксировано 6 июня 2014 года чат-ботом «Женя Густман», разработанным в Санкт-Петербурге. Бот убедил экспертов, что они общаются с 13-летним подростка из Одессы.

В общем, машины уже способны на многое, сейчас много специалистов работают в данном направлении и нас ждут все более интересные вариации и прохождения данного теста.

«Eugene Goostman» удалось пройти тест Тьюринга и убедить 33% судей в том, что с ними общается не машина. Программа выдавала себя за триннадцатилетнего мальчика по имени Евгений Густман из Одессы и смогла убедить беседовавших с ней людей в том, что выдаваемые ею ответы принадлежат человеку.

Тест проходил в Лондонском королевском обществе, его проведение организовал Университет Рединга, Великобритания. Авторами программы являются российский инженер Владимир Веселов, проживающий в настоящее время в США, и украинец Евгений Демченко, который живёт сейчас в России.

Как программа «Евгений Густман» прошла тест Тьюринга?

В субботу 7 июня 2014 года суперкомпьютер по имени Eugene попытался воссоздать интеллект тринадцатилетнего подростка — Евгения Густмана.

В тестировании, организованном Школой системной инженерии при Университете Рединга (Великобритания), участвовали пять суперкомпьютеров. Испытание представляло собой серию пятиминутных письменных диалогов.

Разработчикам программы удалось подготовить бота ко всем возможным вопросам и даже обучить его собирать примеры диалогов через Twitter. Кроме того, инженеры наделили героя ярким характером. Притворяясь 13-летним мальчиком, виртуальный «Евгений Густман» не вызывал сомнений у экспертов. Они поверили в то, что мальчик может не знать ответы на многие вопросы, ведь уровень знаний у среднего ребёнка существенно ниже, чем у взрослых. При этом его правильные и точные ответы списывали на необычную эрудицию и начитанность.

В тесте участвовали 25 «скрытых» людей и 5 чат-ботов. Каждый из 30-ти судей провёл по пять чат-сессий, пытаясь определить реальную природу собеседника. Для сравнения, в традиционном ежегодном конкурсе программ искусственного интеллекта на премию Лёбнера* участвует всего 4 программы и 4 скрытых человека.

Впервые программа с «юным одесситом» появилась ещё в 2001 году. Однако лишь в 2012 году она показала действительно серьёзный результат, убедив 29 % судей.

Данный факт доказывает, что в скором будущем, появятся програмы, которые будут способны без проблем пройти тест Тьюринга.

тест Тьюринга

Тест Тьюринга: общее описание

За почти 70 лет со времен первой публикации процедура прохождения претерпевала изменения, однако суть теста Тьюринга остается прежней. Кратко ее можно выразить следующим образом: если, общаясь с человеком и машиной, экспериментатор не сможет определить, кто из них кто, значит, машиной тест пройден. Иными словами, идея теста заключается в том, что компьютер своими ответами должен убедить собеседника (он же судья) в своей человечности. По мнению Тьюринга, это свидетельствует о способности искусственного интеллекта мыслить и должно стать основанием для признания его разумности.

Тест Алана Тьюринга является эмпирическим. Это значит, что он основан на опыте, наблюдениях, данных, полученных опытным путем. Идея данного теста возникла из салонной игры (игры для вечеринок того времени) – Imitation Game (Игра в имитацию). В ней участвовали как минимум три человека: женщина, мужчина и «судья» (любого пола). Мужчина и женщина уходили в разные комнаты и оттуда передавали третьему игроку записочки. По ним нужно было определить, в какой комнате представитель какого пола находится. При этом они старались запутать «судью»: женщина могла выдавать себя за мужчину и наоборот.

Конечно, чтобы тест состоялся, судья не должен видеть собеседника, слышать его голос и т.д. В противном случае эксперимент явно будет провален, но это не будет связано с интеллектуальными возможностями машины. Как правило, формой общения выбирается электронная переписка. В изначальной версии теста человек общался с двумя субъектами – другим человеком и машиной. Чуть позже Тьюринг видоизменил прохождение – перед ИИ ставилась задача убедить в своей разумности ряд судей, которые, в свою очередь, общались с несколькими людьми и несколькими машинами. Это в том числе позволяет избежать субъективности в оценках и снизить риск простого угадывания. Количество подопытных машин и людей в современных версиях теста разнится, как и время их общения.

Судья может говорить со своими виртуальными собеседниками о чем пожелает: вопросы теста Тьюринга не имеют ограничений. Для машины это представляет дополнительную сложность. Чтобы выполнить такое задание, компьютерная программа должна не просто понимать человеческий язык, но и давать естественные ответы по самым разным темам, отделяя важную информацию от несущественной для того или иного направления беседы.

Впервые тест был описан Тьюрингом в статье Computing Machinery and Intelligence, опубликованной в философском журнале Mind.

Ответы от собеседника судье приходят через заданные промежутки времени, чтобы по скорости их появления нельзя было сделать никаких выводов. Интересно, что раньше недостатки программного обеспечения приводили к тому, что машины реагировали медленнее человека, и фора давалась именно компьютеру. Сейчас же искусственный интеллект, напротив, работает быстрее, и время на размышление нужно уже людям.

Фильм Ex Machina (2014 г.) построен на интерпретации теста Тьюринга. Главный герой уже знает, что перед ним робот, но посредством общения этому роботу нужно убедить собеседника в своей человечности.

Недостатки теста Тьюринга

Одним из главных недостатков теста видится то, что фактически перед машиной ставится задача запутать, обмануть человека. Говорит ли это о том, что мы может признать мыслящими и разумными только тех, кто умеет обманывать и манипулировать? Этот вопрос, скорее, лежит в области философии. Тем более что в теории прошедший тест Тьюринга робот должен хорошо имитировать, повторять действия человека, а не запутывать судью. На практике же с тестом лучше других справлялись «манипуляторы» – например, те, кто допускал опечатки в ответах. Машин даже специально этому обучали, чтобы их переписка выглядела «естественнее». Еще одна распространенная уловка компьютера: умолчать о чем-либо, дать неполный ответ на вопрос или вовсе сослаться на незнание. Иначе искусственный интеллект можно вычислить по тому, что он «слишком умный».

Кроме того, несмотря на заявленную цель в определении разумности и способности мыслить, фактически тест оценивает схожесть речевого поведения компьютера и человека. Это не может быть объективной оценкой ИИ в целом, особенно сегодня, когда компьютеры и роботы по скорости вычислений существенно превосходят человека и могут добиться впечатляющих результатов в самых различных областях. То есть саму по себе возможность «переписываться, как человек» нельзя признать значительным достижением. Фактически ориентация на тест Тьюринга, отмечают его критики, скорее тормозит развитие прогресса, чем подстегивает его. Вместо того чтобы создавать что-то еще более совершенное и превосходящее нас, мы прививаем роботу наши нелучшие черты и не даем ему двигаться вперед. Однако здесь надо сделать скидку на то, что, когда тест создавался, способности у компьютеров были существенно ниже.

Одним из критиков теста Тьюринга и тезиса о том, что роботы могут мыслить, уже почти 40 лет выступает Джон Серл, который в качестве доказательства представил мысленный эксперимент «Китайская комната».

Прошел ли кто-либо тест Тьюринга?

На данный момент считается, что в своем строгом варианте тест за всю почти 70-летнюю историю пройден не был. Иногда машинам удается убедить собеседника в том, что он разговаривает с человеком, однако часто в таких случаях нельзя говорить именно о прохождении теста Тьюринга. Например, это распространяется на ситуации, когда «судья» не знает, что общается с машиной и что он вообще участвует в каком-то эксперименте. Получается, вместо того чтобы наблюдать за собеседником и делать выводы, подневольный «экспериментатор» просто верит, что общается с человеком, потому что изначально нацеливался именно на такой разговор. Также тест Тьюринга вроде бы удавался, когда круг тем был ограничен и/или времени на общение давалось мало. Но и здесь не соблюдался важный принцип изначального теста – максимальная естественность беседы. Поэтому в общем и целом последователи теста отмечают, что с ним еще никто не справился.

Сам Тьюринг писал, что, по его мнению, компьютеры пройдут данный тест к 2000 году.

В 2014 году по СМИ разошлась новость, что тест якобы пройден. Сделал это Евгений Густман (Eugene Goostman), «13-летний мальчик из Одессы». По крайней мере в такую легенду поверили 10 из 30 судей в рамках конкурса, организованного британским Университетом Рединга в память 60-летия со дня смерти Тьюринга. В 2012 году, на аналогичном конкурсе в честь 100-летия со дня его рождения, Евгений смог убедить только 29% судей. Однако его результаты не считаются полноценным прохождением теста. Во-первых, потому что перед нами мальчик, а не взрослый, во-вторых, потому что английский язык для него неродной. Таким образом, логические ошибки и пробелы в репликах, а также уход от ответа на неудобных для машины темах судьи могли объяснять для себя тем, что «он же еще ребенок» и «он еще плохо знает язык».

В 2015 году прошел тест Тьюринга для чат-ботов на русском языке. Эксперимент организовали компания «Наносемантика» и Фонд Сколково в рамках выставки Startup Village. Тогда в конкурсе победила «14-летняя Соня Гусева из Петербурга», которую признали человеком 47% из 15 судей.

Премия Лёбнера за прохождение теста Тьюринга

Надо сказать, что большинство разработчиков при создании роботов не ставит себе непременную цель – пройти тест Тьюринга. С практической точки зрения эту задачу вряд ли можно считать первостепенной. В то же время в 1991 году была учреждена ежегодная премия AI Loebner, или Премия Лёбнера. В ее рамках искусственные интеллекты соревнуются в прохождении этого теста. Она предусматривает три медали – золотую (общение с элементами видео и аудио), серебряную (за текстовую переписку) и бронзовую (вручается той машине, которая в данном году достигла лучшего результата). Согласно правилам, конкурс будет закрыт, когда кто-либо из участников получит золотую медаль. Пока же ни золотая, ни серебряная вручены не были.

При этом некоторые машины получали бронзовые медали несколько раз, например, A.L.I.C.E. (Artificial Linguistic Internet Computer Entity, дословно – Искусственное лингвистическое интернет-компьютерное существо). Обычно на конкурсе представлены проекты, которые изначально ориентированы именно на общение с человеком, в последнее время особенно много чат-ботов. Учитывая развитие мессенджеров и, соответственно, чат-ботов, можно ожидать, что на премию будет поступать еще больше интересных заявок.

Когда начинается Вторая мировая война, ученый устремляется в Блетчли-Парк — в Правительственную школу кодов и шифров. Там он присоединяется к специалистам, работающим над расшифровкой посланий, созданных с помощью легендарной немецкой машины Энигма. Ее секретные обозначения нацисты использовали для своих радиограмм. В стенах школы Тьюринг придумывает уникальную установку — Turing Bombe.

Махина три метра длиной и весом в две с половиной тонны расправлялась с кодами за считанные минуты. А британская власть получала точную информацию о передвижениях противника. Хотя лента была признана критиками весьма удачной, тем не менее она не раскрывает все научные достижения Алана Тьюринга. А жаль… Этот талантливый профессор долгое время занимался морфогенезом и даже описал математически процесс самоорганизации материи. Кроме этого, Тьюринг — автор абстрактного вычислительного аппарата, прадедушки современной ЭВМ. А еще ученый — один из первых, кто серьезно задумался о взаимодействии синтетического и живого разумов.

В 1950 году, когда в лабораториях многих стран пытались разработать первые компьютерные программамы, он привлек внимание мирового сообщества своей статьей «Вычислительные машины и разум», которая вышла на страницах журнала Mind. Суть материала сводилась к следующему. Британец предложил заменить вопрос «Думают ли машины» на эквивалентный «Могут ли машины выполнять то, что выполняем мы». В этом случае, как утверждал Тьюринг, возникала бы четкая граница между интеллектуальными и физическими возможностями. В качестве примера Алан привел простой тест. Испытуемый должен общаться параллельно с человеком и с ПК. Беседа ведется не устно с глазу на глаз, а письменно, вслепую, при помощи клавиатуры. Во времена математика ЭВМ не были еще столь быстрыми и мощными. Поэтому переговоры шли с определенными временными интервалами. Паузы снижали скорость реакции, и понять кто есть кто в данной ситуации становилось чрезвычайно затруднительным. Тест считался пройденным, если установку принимали за живого субъекта.

Многие полагали, что Тьюринг, осуществляя свое исследование, был настроен жутко пессимистично и перспектива прихода к власти машин его нисколько не радовала. Есть, однако, свидетельства, которые указывают на обратное. Например, друг ученого Робин Ганди частенько припоминал, что когда Тьюринг в сотый раз перелистывал пассажи своей работы, то и дело улыбался и даже хихикал. Как бы то ни было, его поиски стали важной вехой на пути сближения компьютера и человека. И по сути, пробным анализом этой сферы. Позже специалисты пойдут экспериментировать дальше и придумают различные способы, как электронный мыслитель может обвести человека вокруг пальца.

Так, в 1966 году американский ученый Джозеф Вейценбаум (Joseph Weizenbaum) объявил о создании виртуального собеседника — компьютерной программы «Элиза». Она должна была имитировать знатного психотерапевта. Почему Вейценбаум остановился именно на этой медицинской области? Именно здесь можно запросто ответить вопросом на вопрос. К тому же их смысловая нагрузка относительно невелика, нет пространных предложений, а мысли легко структурируются в единую систему. Давая консультацию, «Элиза» не философствовала, а просто перефразировала речь собеседника. Выглядело это примерно так:

Испытуемый: У меня болит голова.

Элиза: Почему вы говорите, что у вас болит голова?

Подчас тестируемые попадали в ловушку и беззаветно верили, что разговаривают с реальным врачом. Но были и курьезные моменты. Периодически в ходе эксперимента люди осознавали, что электронный доктор не понимает сути вопросов. Не находя правильных вариантов ответа, «Элиза» обычно заключала: I see… И переводила диалог на другую тему. Джозеф Вейценбаум писал о своей программе в книге «Возможности вычислительных машин и человеческий разум. От суждений к вычислениям»:

В некотором смысле «Элиза» являлась актрисой, обладавшей определенной техникой, но сказать самой ей было нечего. Сценарий, в свою очередь, представлял собой некоторый набор правил, позволявший актеру импровизировать на любом имевшемся у него материале.

Восемью годами позже, в 1972 году, еще один американец Кеннет Колби (Kenneth Colby) выпускает в свет похожую программу PARRY, призванную копировать поведение параноидального шизофреника. Для того чтобы проверить новое изобретение на эффективность, Колби провел забавный эксперимент. Он предложил профессиональным психиатрам протестировать две группы больных — реальных пациентов и виртуальных, сгенерированных программой PARRY. Общение велось при помощи телетайпа. Позже другой команде психиатров продемонстрировали стенограммы речей. Затем два медицинских коллектива определяли, кто из испытуемых был человеком, а кто аппаратом. В результате верное решение было вынесено лишь в 48% случаев. А это означало, что машине удалось-таки обмануть врачей. Примечательно, что Элизе и PARRY было суждено встретиться друг с другом. Rendez-vous организовали через сеть ARPANET. Диалог электронных доктора и больного длился несколько минут.

Теперь перенесемся в другую сферу, скажем, в музыкальную. Это вам не математика, геометрия и физика, где все подчиняется сухим числам. Здесь нужен полет фантазии, талант и, главное, вдохновение. Без этих трех составляющих появление на свет хорошего произведения, того, что проникает глубоко в душу, невозможно. Точнее, было невозможно до того момента, пока в южно-испанском университете Малага дотошные волхвы не изобрели музыкальный компьютер Iamus. Названный в честь сына Апполона, он пишет ритмичные партитуры, по сложности сравнимые разве что с Гершвином или Орфом. Сначала ПК генерирует простые, короткие ритмические фразы — «геномы». Потом они начинают эволюционировать и постепенно обретают форму полномасштабного академического сочинения. Разработчики на основе теста Тьюринга проверили работу своего агрегата на профессиональных музыкантах. Авторы Iamus`а дали прослушать артистам несколько вариантов опусов: сотворенных компьютером и подлинными композиторами. Позже знатокам предстояло установить: кто есть кто. Самое интересное, что опрашиваемых тест завел в тупик. Произведение, составленное синтетическим разумом, практически не отличалось от рукотворного.

Франциско Вико, один из авторов проекта, отмечает:

Загвоздка заключалась в том, что сочинения Iamus`а вызывали те же самые эмоции: грусть, радость, смех, слезы. Поэтому большинство испытуемых так и не смогло определиться и дать точный ответ. Обычно они говорили, что не знают.

Подобная реплика от тестируемых ждала и специалистов Кембриджского университета. В стенах своей альма-матер британские лингвисты и программисты попытались научить компьютер сочинять японское хокку. Скажите теперь: как можно поверить в то, что это машина, если она способна создать такое?

Вчера все в порядке,

А сейчас все накрылось —

В этом суть Windows.

Разрабатывая свой тест, Алан Тьюринг утверждал, что если ученые изобретут искусственную кожу и наделят ею машины, то это вряд ли сделает их человечнее. Компьютер есть компьютер, мыслящий папками и файлами. Тем не менее специалисты уже давно трудятся в этом направлении. Например, инженер-механик Джон-Джон Кабибихан из Университета Катара придумал мягкий силиконовый полимер, который при нагреве до 36.6 градусов напоминает настоящий кожный покров. Специалист напечатал на 3D-принтере искусственную руку и обернул ее новым материалом. Далее провел простой тест. Кабибихан посадил участников спиной к себе и стал касаться их плеча то своей рукой, то искусственной моделью. Респонденты не сумели провести четких различий.

Впрочем, несмотря на множественные изыскания и попытки приблизить компьютер к человеку, официально тест Тьюринга был пройден лишь в 2014 году. Это стало возможным благодаря программе Eugene Goostman, исполненной выходцем из России Владимиром Веселовым и представителем Украины Евгением Демченко. Эксперимент сводился к серии коротких диалогов с пятью ЭВМ. В ходе них жюри предстояло догадаться, ведут их автоматы или всамделишные люди. Тест считался пройденным, если компьютер морочил ареопагу голову в течение трети от отведенного времени. Собственно, детищу Веселова-Демченко это как раз удалось. Показатель оказался даже на несколько десятых выше — 33%. Искусственный интеллект активно объяснялся от имени вымышленного тринадцатилетнего подростка из Одессы Жени Густмана, который «претендует на то, что знает всё на свете, но в силу своего возраста не знает ничего». Его-то и признали живым человеком. Скептики, однако, тут же назвали прохождение теста Тьюринга сомнительным. Ведь Женя Густман являлся лишь чат-ботом. Поэтому, по их мнению, ответ на вопрос, могут ли машины выполнять то, что выполняем мы, остается открытым. Впрочем, решение можно попытаться найти, пообщавшись с программами-роботами в интернете. Сегодня на просторах всемирной паутины их видимо-невидимо: от онлайн-игр до социальных сетей. Если бы Алан Тьюринг оказался в XXI веке, он бы обязательно организовал подобный наглядный опыт.

Тест Тьюринга пройден

9 июня 2014

  • 4 июня 2019: РБК: ФСБ требует у Яндекса ключи шифрования
  • 20 мая 2019: Google приостанавливает работу с Huawei
  • 17 мая 2019: Наука будущего уже в Сочи
  • 6 мая 2019: Всех жителей России внесут в Единый реестр населения
  • 4 июня 2019: В Москве стартовал конкурс оперных артистов Галины Вишневской
  • 3 июня 2019: Газпром стал самой дорогой российской компанией
  • 2 июня 2019: У получателей визы США проверят соцсети
  • 1 июня 2019: Лидер талибов: наша победа близка
  • 5 июня 2019: Новосибирский академический симфонический оркестр отправляется в Германию
  • 5 июня 2019: I $uss: «Ленинград» выпустил клип о прущих наркотиках и красивом Иисусе
  • 5 июня 2019: Всемирный банк: ВВП России в 2018 году вырос на 2,3%
  • 4 июня 2019: В Москве стартовал конкурс оперных артистов Галины Вишневской
  • 3 июня 2019: Украинские националисты снесли памятник Георгию Жукову в Харькове
  • 4 июня 2019: В Луганске прошло мероприятие в память о погибших в результате авиаудара ВСУ
  • 22 мая 2019: Спикер Парубий обжалует решение президента Зеленского о роспуске Рады
  • 20 мая 2019: Владимир Зеленский принял присягу президента Украины

Стандартная интерпретация теста ТьюрингаСтатуя Алана Тьюринга в Великобритании

7 июня 2014 года, по сообщению британского Университета Рединга (англ. University of Reading), в тестировании, организованном Школой системной инженерии (англ. School of Systems Engineering) при университете, полноценный тест Тьюринга впервые за шестьдесят пять лет существования был пройден с помощью программы «Женя Густман» (англ. Eugene), разработанной в Санкт-Петербурге проживающим в США выходцем из России Владимиром Веселовым и проживающим в России выходцем из Украины Евгением Демченко.

В тестировании участвовали пять суперкомпьютеров. Испытание представляло собой серию пятиминутных письменных диалогов. Тест Тьюринга считался пройденным, если компьютеру удалось бы вводить собеседника (человека) в заблуждение на протяжении хотя бы 30 % суммарного времени. Суперкомпьютер Eugene c результатом 33 % и стал тем устройством, которое искусственным путём воссоздало человеческий интеллект — в данном случае, тринадцатилетнего подростка из Одессы, который «претендует на то, что знает всё на свете, но в силу своего возраста не знает ничего». Это вторая победа программы, однако в 2012 году на конкурсе в честь юбилея Алана Тьюринга она не добрала 0,8 % для полного прохождения теста.

Тест Тьюринга — эмпирический тест, идея которого была предложена Аланом Тьюрингом в статье «Вычислительные машины и разум», опубликованной в 1950 году в философском журнале Mind. Тьюринг задался целью определить, может ли машина мыслить.

Стандартная интерпретация этого теста звучит следующим образом:

Человек взаимодействует с одним компьютером и одним человеком. На основании ответов на вопросы он должен определить, с кем он разговаривает: с человеком или компьютерной программой. Задача компьютерной программы — ввести человека в заблуждение, заставив сделать неверный выбор.

Все участники теста не видят друг друга. Если судья не может сказать определенно, кто из собеседников является человеком, то считается, что машина прошла тест. Чтобы протестировать именно интеллект машины, а не её возможность распознавать устную речь, беседа ведется в режиме «только текст», например, с помощью клавиатуры и экрана (компьютера-посредника). Переписка должна производиться через контролируемые промежутки времени, чтобы судья не мог делать заключения, исходя из скорости ответов. Во времена Тьюринга компьютеры реагировали медленнее человека. Сейчас это правило необходимо, потому что они реагируют гораздо быстрее, чем человек.

Прохождение теста Тьюринга в настоящее время на стало должной сенсацией, так как сейчас существует множество чат-ботов и «ответчиков», реализующих более практические задачи в процессе живого общения с человеком. Тем не менее, его можно считать важным формальным этапом развития компьютерных технологий.

Развитие этой отрасли имеет важные экономические последствия, так как теоритечески позволит исключить человека во многих областях, начиная с многочисленных колл-центров.

Продолжение: Профессор предлагает альтернативу Тесту Тьюринга

Игра в имитацию

Тьюринг описывает следующий вид игры. Предположим, есть человек, машина и лицо, задающее вопросы. Интервьюер находится в комнате, отделенной от остальных участников, которые проходят тест Тьюринга. Цель теста состоит в том, чтобы задающий вопросы определил, кто является человеком, а кто машиной. Интервьюеру оба испытуемых известны под метками X и Y, но по крайней мере в начале ему неизвестно, кто скрывается за меткой Х. В конце игры он должен сказать, что Х – это человек, а Y – это машина, или наоборот. Интервьюеру разрешено задавать испытуемым вопросы теста Тьюринга следующего вида: «Ну будет ли Х любезен сказать мне, играет ли Х в шахматы?» Тот, кто является Х, должен отвечать на вопросы, адресованные Х. Цель машины состоит в том, чтобы ввести в заблуждение спрашивающего, и тот ошибочно сделал вывод о том, что она – человек. Человек же должен помочь установить истину. Об этой игре Алан Тьюринг в 1950 году сказал: «Я считаю, через 50 лет можно будет запрограммировать компьютеры с объемом памяти около 109 таким образом, что они успешно смогут играть в имитацию, и средний интервьюер с вероятностью, превышающей 70%, за пять минут не будет в состоянии угадать, кто является машиной».

Почему так легко?

Другие считают тест Тьюринга недостаточно требовательным. Существуют анекдотичные доказательства того, что совершенно бестолковые программы (например, ELIZA) могут казаться обычному наблюдателю обладателями интеллекта в течение достаточно продолжительного времени. Кроме того, за такое короткое время, как пять минут, вполне вероятно, что почти все интервьюеры могут быть обмануты хитрыми, но совершенно неразумными приложениями. Однако важно помнить, что программа тест Тьюринга не может пройти, обманув «простых наблюдателей» в иных условиях, чем те, в которых проверка должна происходить. Приложение должно быть в состоянии выдержать допрос того, кто знает, что один из двух других участников беседы является машиной. Кроме того, программа должна выдерживать такой допрос с высокой степенью успешности после многократного числа испытаний. Тьюринг не упоминает о том, какое конкретно количество тестов потребуется. Однако можно смело предположить, что их число должно быть достаточно большим, чтобы можно было говорить о среднем значении.

Если программа способна на это, то кажется правдоподобным утверждение, что мы, по крайней мере предварительно, будем иметь основания предполагать присутствие интеллекта. Возможно, стоит подчеркнуть еще раз, что может существовать умный субъект, в том числе и умный компьютер, тест Тьюринга пройти не сумевший. Можно допустить, например, существование машин, которые отказываются лгать по моральным соображениям. Поскольку предполагается, что участник-человек должен делать все возможное, чтобы помочь интервьюеру, то вопрос «Вы – машина?» позволит быстро отличить таких патологически правдивых субъектов от людей.

Почему дискретная машина?

Еще одним спорным аспектом работы теста Тьюринга является то, что его обсуждение ограничено «цифровыми компьютерами». С одной стороны, очевидно, что это важно лишь для прогноза, а не касается подробностей самого метода. Действительно, если тест достоверный, то он подойдет для любой сущности, в том числе для животных, инопланетян и аналоговых вычислительных устройств. С другой стороны, весьма спорно утверждение о том, что «думающие машины» должны быть цифровыми компьютерами. Также вызывает сомнения то, что так полагал сам Тьюринг. В частности стоит отметить, что седьмое возражение, рассматриваемое им, касается возможности существования машин непрерывных состояний, которые автор признает отличными от дискретных. Тьюринг утверждал, что даже если мы являемся автоматами непрерывных состояний, то дискретная машина сможет хорошо подражать нам в игре в имитацию. Однако кажется сомнительным, что его соображения достаточны для того, чтобы установить, что при наличии машин непрерывных состояний, прошедших тест, можно сделать дискретный конечный автомат, который также успешно справится с этим испытанием.

В целом, важным моментом представляется то, что хотя Тьюринг признавал наличие значительно более обширного класса машин, помимо дискретных конечных автоматов, он был уверен в том, что правильно спроектированный дискретный автомат может преуспеть в игре в имитацию.