Самолет б 29

Осовец (крепость)

У этого термина существуют и другие значения, см. Осовец.

Крепость

Крепость Осовец

польск. Twierdza Osowiec


Крепость Осовец. Форт № 1

53°28′07″ с. ш. 22°38′38″ в. д.HGЯOL

Страна

Польша Польша

Основатель

Российская империя Российская империя

Дата основания

1795 год

Строительство

1873—1914 годы

Основные даты

сентябрь 1914 года — Первый штурм
22 августа 1915 года — Конец героической обороны крепости

Статус

Мемориальный комплекс

Состояние

частично сохранилась

Осовец на Викискладе

Руины 2-го форта крепости ОсовецВажнейшие крепости

Кре́пость Осове́ц (польск. Twierdza Osowiec, нем. Festung Ossowitz) — русская опорная крепость, возведённая на реке Бобры у польского местечка Осовице (ныне деревня Осовец-Крепость) в 50 километрах от города Белосток.

Крепость была построена с целью обороны коридора между реками Неман и Висла — Нарев — Буг, с важнейшими стратегическими направлениями Петербург — Берлин (цепь крепостей Ковно-Гродно-Осовец-Зегже (pl:Twierdza Zegrze)-Новогеоргиевск-Варшава) и Петербург — Вена. Место строительства оборонительных сооружений было выбрано так, чтобы перекрыть основное магистральное направление на восток. Через крепость проходила железная дорога с севера, от границы с Восточной Пруссией, через Граево на Белосток. Обойти крепость в этой местности было невозможно — на север и на юг располагалась непроходимая болотистая/озёрная местность.

Во время Первой мировой войны крепость была осаждена и трижды атакована немецкими войсками, в том числе с применением химического оружия. Русский гарнизон крепости отразил все попытки штурма, выдержал осаду многократно превосходивших войск противника в течение полугода и отошёл лишь по приказу командования после того, как стратегическая целесообразность дальнейшей обороны отпала.

История строительства

Крепость Осовец. Форт № 1

В настоящее время город Осовец находится на востоке Польши в 50 километрах от города Белосток (с 1795 года эта территория входила в состав Российской империи, с 1918 года Польша обрела независимость). Город разделён на две части рекой Бобры (Biebrza).

После третьего раздела Польши, в 1795 году, у местечка Осовице началось возведение оборонительных укреплений. Район имел стратегическое значение, так как именно через Осовице пролегал единственный в этой области путь из Восточной Пруссии во внутренние районы Российской империи.

По планам русского генерального штаба от 1873 года крепость Осовец должна была обеспечить защиту переправы через реку Бобры и транспортный узел Белосток от возможного удара с севера (Восточная Пруссия). Кроме того, она должна была являться восточным опорным пунктом укреплённой линии между реками Нарев и Бобры. Проектными работами руководил талантливый российский инженер-фортификатор генерал Э. И. Тотлебен. В 1877 году, в связи с подготовкой к войне с Турцией, все работы по проектированию были прекращены. Возобновились они в 1882 году, под руководством генерала Р. В. Крассовского. Тогда же началось строительство Центрального форта, или, как он ещё назывался, Форта № 1.

В 1891 году на южном берегу реки Бобры, на расстоянии около 2 километров от железнодорожного моста, возник оборонительный объект в виде неправильного шестиугольника. Площадь укреплённого сооружения составляла около 1 км².

Главные позиции форта располагались на двух валах. Внутренний вал имел высоту 14-16 метров и представлял собой открытые артиллерийские позиции. Внешний вал представлял собою пехотные стрелковые позиции. Толщина валов у основания составляла более 50 метров. Форт был окружён рвом, защищённым капонирами или угловыми огневыми позициями на валах, и заполненным водой с трёх сторон, кроме северной. Северная часть укреплений возвышалась над остальными и была отделена от них невысоким валом, образуя укреплённый редут. С северо-восточной стороны форт был защищён выдвинутым пятиугольным равелином. Во внутреннем дворе форта располагались объекты инфраструктуры: казармы, склады боеприпасов и гарнизонная церковь.

Гарнизон форта состоял из 4 стрелковых рот и артиллерийского полубатальона, имевшего 60 орудий, установленных на валах.

Кроме Центрального речного форта, под руководством всё того же генерала Крассовского были построены ещё два форта.

На северном берегу реки Бобры для защиты железнодорожного моста построен форт № 2 с двумя валами в форме пятиконечного люнета размером 400×500 метров, окружённого водяным рвом, защищённого тремя небольшими капонирами по углам фронтовой и фланговых сторон. Во дворе форта располагались укреплённые казармы для 1 стрелковой роты и 1 артиллерийского взвода. Перешеек форта был защищён невысоким земляным валом без боковой защиты.

В 1886 году примерно в 2 км к западу от Центрального форта было начато строительство форта № 3, значительно отличающегося от остальных. Он состоял из одного вала со стрелковыми и артиллерийскими позициями. Окружающий форт сухой ров защищался внутренними капонирами. Форт № 3 ещё назывался «Шведским», поскольку возводился вблизи перехода через реку, наведённого здесь Карлом XII в 1708 г., защита которого была его основной функцией. Позже форт № 3 был соединён с фортом № 1 двумя земляными валами высотой 3 метра и рвом шириной 20-30 метров.

В результате в середине местечка Осовец возник укреплённый район, внутри которого находились главные склады боеприпасов и провианта, казармы, госпиталь, ружейные мастерские, кладбище.

После 1885 года европейские армии постепенно перешли на высокоэффективные артиллерийские боеприпасы, которые обесценили существовавшие к тому времени крепостные сооружения. По этой причине военное министерство Российской империи приняло план по повышению обороноспособности всех крепостей и по строительству новых. Кирпичные стены были укреплены бетонными толщиной до 2 метров на песчаной подушке глубиной более 1 метра. Строительство всех новых сооружений велось исключительно из бетона.

В 1891 году было начато строительство ещё одного крепостного объекта в 3 километрах к западу от форта № 3. По проекту инженера Н. А. Буйницкого, с использованием рельефа местности, здесь был возведён железобетонный объект — форт № 4, или «Новый форт». Он был окружён плоским и сильно расчленённым земляным валом со стрелковыми позициями и глубоким сухим рвом. С запада ров был заполнен водой. Внутри форта находились бетонные казармы с глубокими подвалами со сводчатыми перекрытиями, где располагались укрытия и склады боеприпасов.

Коммуникации между фортами № 3 и № 4 с южной стороны прикрывалось земляным объектом сложной формы, так называемым редутом Ломжа.

После 1900 года к северу от железной дороги, а также у шоссейного моста были сооружены бетонные защитные укрепления, был усилен бетоном и Центральный форт № 1. На его валах и внутри них сооружена система переходов, которая была соединена с остальными частями форта подземными галереями. Эти галереи, ведущие со двора к низкому валу и капонирам, одновременно представляли собой стрелковые позиции для фланговой защиты низкого вала и подходов к нему. Для фланговой защиты главного рва были построены новые капониры, а существующие были переоборудованы. Все капониры были оборудованы электростанциями, питающими дуговые прожекторы для освещения рва. После 1905 года форт № 2 и укрепление у железнодорожного моста были соединены водным рвом и валом с бетонными казематами.

Как результат опыта русско-японской войны 1904—1905 годов и экспериментов, проведённых в 1908 году, дальнейшее строительство крепости велось с использованием железобетона и бронедеталей, которые в то время стали применяться в российском крепостном строительстве в крепости Кронштадт.

Генерал-лейтенант Н. А. Буйницкий предложил строительство современной укреплённой группы в 4 километрах восточнее основной крепости. Она должна была состоять из двух фортов треугольной формы и укреплённых позиций для двух батарей гаубиц калибра 152 миллиметров. Из-за военной угрозы и нехватки средств этот проект так и не был осуществлён.

Осовец. 3-й фортГенерал-лейтенант Николай Александрович Бржозовский

В 1912—1914 годах на южном берегу реки Бобры, к северо-востоку от форта № 1 на Скобелевском холме была построена ещё одна новая, современная укреплённая позиция. Вершина холма была укреплена стрелковыми позициями с мощными железобетонными укрытиями, рассчитанными на пехотную роту, оборудованными двумя наблюдательными бронеколпаками. В северной части располагалась батарея полевой артиллерии, в центре был построен единственный тогда в России бронированный артиллерийский ДОТ. Он был оборудован броневой башней системы «Gallopin» производства фирмы «Schneider-Creusot» под орудие калибра 152 мм. Такие башни широко применялись в крепостях Верден, Туль, Эпиналь и Бельфор. Недалеко от ДОТа был построен склад боеприпасов, рассчитанный на 2000 зарядов.

По причине недостаточного финансирования к 1914 году строительство объекта было не закончено. В результате этого в ходе Первой мировой войны форт служил в качестве вспомогательного объекта.

Гарнизон и вооружение

К началу Первой мировой войны гарнизон крепости возглавлял генерал-лейтенант Карл-Август Шульман. В январе 1915 года его заменил генерал-майор Николай Бржозовский, который командовал крепостью до конца активных действий гарнизона в августе 1915 года.

Гарнизон крепости состоял из двух артиллерийских батальонов, сапёрного подразделения и подразделений обеспечения. На начало 1915 года в крепости располагались 8 дружин и несколько рот ратников Государственного ополчения, кавалерийский полк, запасный батальон, несколько сотен пограничной стражи.

На вооружении гарнизона состояли 200 орудий калибра от 57 до 203 миллиметров. На начало 1915 года в крепости было 69 тяжелых орудий. Часть этих орудий помещалась в шести бетонных батареях; остальные же были расположены в земляных батареях, имея блиндажи и козырьки для укрытия расчётов от осколков и пуль; одно тяжёлое орудие находилось в башне на Скобелевой горе.

Пехота оборонявших крепость частей была вооружена винтовками, ручными пулемётами системы Мадсена образца 1902 и 1903 годов, станковыми пулемётами системы Максима образца 1902 и 1910 годов, а также картечницами системы Гатлинга.

Оборона крепости в ходе Первой мировой войны

Первый штурм — сентябрь 1914 года

Пленный германский офицер в крепости Осовец.

В сентябре 1914 года к крепости подошли части 8-я армия Германская империя 8-й германской армии— 40 пехотных батальонов, которые почти с ходу перешли в массированную атаку. Уже к 21 сентября 1914 года, имея многократный численный перевес, немцам удалось оттеснить полевую оборону русских войск до линии, позволявшей вести артиллерийский обстрел крепости.

В это же время из Кёнигсберга немецким командованием к крепости было переброшено 60 орудий калибра до 203 миллиметров. Однако обстрел начался только 26 сентября 1914 года. Через два дня немцы предприняли атаку крепости, но она была подавлена шквальным огнём русской артиллерии. На следующий же день русские войска провели две фланговые контратаки, которые вынудили немцев прекратить обстрел и в спешке отступить, отводя артиллерию.

Первая немецкая атака показала, что укреплённые полевые позиции пехоты в болотистой местности в 2 километрах от форта № 2 расположены слишком близко от самой крепости, а это позволяло противнику вести артиллерийский обстрел. Чтобы отодвинуть укреплённую линию за пределы досягаемости вражеской артиллерии была предпринята попытка строительства новых позиций в 8-10 километрах от крепости. С возобновлением боевых действий в 1915 году их так и не удалось оборудовать. Успели оборудовать только мелкие окопы, в некоторых местах углублённые на высоту полного роста. Недоставало полевых заграждений.

Второй штурм — февраль — март 1915 года

Осовец. Крепостная церковь. Парад по случаю вручения Георгиевских крестов.Мортира «Шкода», 1911 г. (en:Skoda 305 mm Model 1911).снаряд мортиры «Шкода».

Вторично линия фронта приблизилась к крепости Осовец зимой 1915 года в результате Мазурского сражения. К началу февраля в район Осовца отошла 57-я пехотная дивизия, прикрывавшая левый фланг 10-й армии. Она и обороняла крепость, оказавшуюся на стыке отходивших 10-й и 12-й русских армий.

3 февраля 1915 года завязался тяжёлый, продолжительный бой за первую линию выдвинутых полевых русских позиций. Русские части в этих трудных условиях сдерживали противника в мелких окопах 5 дней. На помощь 57-й дивизии прибыли 84-й пехотный Ширванский полк и 101-й пехотный Пермский полк, но под натиском превосходящих сил противника, по решению командования гарнизона, в ночь на 9 февраля пехота крепости была отведена ко второй линии полевых укреплений, которые были более подготовлены.

Крепость оборонялась 26 батальонами, 26 полевыми орудиями, 13 сотнями и крепостной артиллерией, в количестве около 69 орудий 42-линейного и 6-дюймового калибров. Из указанного числа батальонов только 11 приходилось на долю первоочередных частей, 7 батальонов было второочередных и 8 батальонов — ополченцев, мало подготовленных для серьёзной обороны крепости. Крепость осаждала немецкая 11-я ландверная дивизия под командованием генерала Боэнса с приданными ей частями, всего около 26 батальонов, а с учетом резервов осаждающие немецкие войска насчитывали около 40 батальонов. Только тяжёлой артиллерии у немцев было 66-68 орудий.

Катаев Константин Васильевич. Начальник 2-го отдела обороны крепости Осовец

В течение следующих двух дней, несмотря на ожесточённые атаки, русские части удерживали оборону. Однако отвод русских подразделений из неподготовленного укрепрайона позволил германской артиллерии уже 13 февраля вновь приступить к обстрелу фортов с применением тяжёлых осадных орудий калибра 100—420 миллиметров. Огонь вёлся залпами по 360 снарядов, каждые четыре минуты. За неделю обстрела по крепости было выпущено 200—250 тысяч только тяжёлых снарядов.
Также, специально для обстрела крепости, немцами были переброшены под Осовец 4 осадные мортиры «Шкода» калибра 305 миллиметров. Сверху крепость бомбили немецкие аэропланы.

Европейская пресса в те дни писала: «Страшен был вид крепости, вся крепость была окутана дымом, сквозь который, то в одном, то в другом месте вырывались огромные огненные языки от взрыва снарядов; столбы земли, воды и целые деревья летели вверх; земля дрожала, и казалось, что ничто не может выдержать такого ураганного огня. Впечатление было таково, что ни один человек не выйдет целым из этого урагана огня и железа».

Командование генерального штаба, полагая, что требует невозможного, просило командира гарнизона продержаться хотя бы 48 часов. Крепость выстояла ещё полгода.

Несмотря на большие потери в результате обстрела артиллерией, который был наиболее интенсивным 14-16 февраля и 25 февраля — 5 марта 1915 года и привёл к многочисленным пожарам внутри крепости, русские укрепления выстояли. Более того, огнём русских батарей был уничтожен ряд осадных орудий, в том числе две «Большие Берты». После того, как несколько мортир крупнейшего калибра было повреждено, германское командование отвело эти орудия за пределы досягаемости защитников крепости.

Вторая линия выдвинутых позиций также устояла. Эта неудача вынудила командование германской армии перейти и на этом участке фронта к позиционным действиям, которые продолжались до начала июля.

Настроение гарнизона, несмотря на весьма тяжёлые условия, было в высшей степени бодрое и уверенное.

По приказанию коменданта крепости духовой оркестр крепостной артиллерии (вначале и полков, имевших свои оркестры) ежедневно в 7½ часов вечера выходил на центральное убежище и, обратив раструбы в направлении позиций противника, играл: «Коль Славен», как хвала Богу, сохраняющему нас, «Гимн», как выразитель нашей верности Родине и «Марш», как выражение доблести нашей. Мощные звуки, долетая до слуха противника, указывали ему, что твердыня наша несокрушима и гарнизон шлёт ему свой гордый вызов…

…Рельефным выразителем настроения гарнизона и уверенности коменданта крепости в конечной победе могут служить взгляды последнего и отношение к соседней левофланговой армии, наступавшей с целью спасти крепость в середине февраля, когда немцы бомбардировали её 42-сантиметровыми орудиями. Вся Россия, а может быть и весь мир, следя за обороной крошечной крепости, ждали, может быть, что ей не устоять в неравной борьбе; так видимо думал и командующий соседней армией, а потому последний торопился выручить крепость. Но комендант крепости, понимая положение вещей, 17 февраля в 10 часов утра в разгар бомбардировки крепости самыми тяжёлыми калибрами, когда наблюдая со стороны за крепостным районом, над коим беспрерывно поднимались огромнейшие столбы дыма, земли и пр., казалось, что ничто не может устоять силе и интенсивности бомбардировки, посланную оперативную телеграмму начальнику штаба армии заключил следующими словами: «Имея в виду, что на флангах крепости спокойно, верки крепости, артиллерия и гарнизон вполне сохранили обороноспособность, прекрасное настроение духа гарнизона и на то, что несмотря на все попытки неприятеля, нами удерживается Сосненская передовая позиция, осмеливаюсь почтительнейше просить Ваше Высокопревосходительство Командующего армией не приносить лишних жертв для ускоренного освобождения крепости от осаждающего неприятеля», и эта телеграмма дала возможность армии приостановить наступление, так как общее положение на фронте всех армий вынуждало ограничиться только оборонительными действиями, чем была сохранена не одна тысяча человеческих жизней. .

Третий штурм — июль-август 1915 года

Основная статья: Атака мертвецов

Этот раздел должен быть полностью переписан. На странице обсуждения могут быть пояснения.

В начале июля 1915 года под командованием фельдмаршала фон Гинденбурга германские войска начали широкомасштабное наступление. Его частью был и новый штурм крепости, для которого было сосредоточено:

  • 13 — 14 батальонов пехоты,
  • 1 батальон саперов,
  • 24 — 30 тяжёлых осадных орудий,
  • 30 батарей отравляющего газа.

Со стороны русских передовую позицию крепости Бялогронды — Сосня занимали пять рот 226-го пехотного Землянского полка и четыре роты ополченцев, всего девять рот пехоты.

Газовая атака

Владимир Карпович Котлинский — командир «Атаки мертвецов»

Более 10-ти дней немецкое командование ожидало нужного направления ветра, и 24 июля 1915 (6 августа 1915) в 4 часа утра, одновременно с открытием артиллерийского огня, германские части применили против защитников крепости отравляющий газ тёмно-зеленой окраски — смесь хлора с бромом. Газовая волна 9-11 метров в высоту, проникала в глубину более чем на 20 км, имела сильное воздействие первые 13 км, после действие газов сильно ослабевало. Имея в начале 2 км в ширину, газовая волна сразу начала сильно расширяться по фронту, и уже через 10 км, имела ширину 8 км.

Хотя гарнизон и принял все рекомендованные меры по борьбе с газами, они оказались мало эффективны. Сжигание перед окопами пакли и соломы, поливание брустверов известковым раствором, надевание респираторов не помогало, почти все, кто не укрылся в помещениях были смертельно отравлены газом. Вся растительность в крепости почернела и пожухла, трава легла на землю, листья на деревьях пожелтели, лепестки цветов облетели, птицы попадали замертво. Все медные предметы, части орудий и снарядов, находящиеся на открытом воздухе покрылись толстым слоем окиси хлора.

Считая, что оборонявший позиции крепости гарнизон мёртв, немецкие части перешли в наступление. В атаку пошли 14 батальонов ландвера — не менее семи тысяч пехотинцев. Когда немецкая пехота подошла к передовым укреплениям крепости, навстречу им в контратаку поднялись оставшиеся защитники первой линии — остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка, чуть больше 60 человек. Русские сотрясались от дикого кашля, вызванного химическими ожогами лёгких, лица солдат были обмотаны окровавленными тряпками. Кожа, возможно, имела зеленоватый оттенок, а роговица была темнее обычного, как то бывает при тяжёлых отравлениях хлором. Неожиданная атака и вид атакующих повергли немецкие подразделения в ужас и обратили в бегство.

Хмельковский труд подтверждает, что событие имело место, но говорит на эту тему лишь:

Много было догадок по этому вопросу: говорили, что утром 6 августа немецкая пехота слишком рано пошла в наступление и понесла огромные потери от своих же газов, утверждали, что в 18-м ландверном полку началась паника, были высказаны предположения, что вообще ландверные полки, напуганные непроходимостью болот Бобра, с неохотой шли на штурм крепости, отбивая больше «шаг на месте», чем продвигаясь вперед, и пр.

Несколько десятков полуживых русских бойцов обратили в бегство части 18-го полка ландвера. Атаку поддержала крепостная артиллерия. Позже участники событий с немецкой стороны и европейские журналисты окрестили эту контратаку «атакой мертвецов».

Данный эпизод нашёл своё отражение в работе профессора А. С. Хмелькова:

Батареи крепостной артиллерии, несмотря на большие потери в людях отравленными, открыли стрельбу, и скоро огонь девяти тяжёлых и двух лёгких батарей замедлил наступление 18-го ландверного полка и отрезал общий резерв (75-й ландверный полк) от позиции.

Начальник 2-го отдела обороны выслал с Заречной позиции для контратаки 8, 13 и 14-ю роты 226-го Землянского полка. 13 и 8-я роты, потеряв до 50 % отравленными, развернулись по обе стороны железной дороги и начали наступление; 13-я рота, встретив части 18-го ландверного полка, с криком «ура» бросилась в штыки. Эта атака «мертвецов», как передает очевидец боя, настолько поразила немцев, что они не приняли боя и бросились назад, много немцев погибло на проволочных сетях перед второй линией окопов от огня крепостной артиллерии. Сосредоточенный огонь крепостной артиллерии по окопам первой линии (двор Леонова) был настолько силён, что немцы не приняли атаки и спешно отступили.

— С. А. Хмельков «Борьба за Осовец». Государственное Военное Издательство Наркомата Обороны Союза ССР, Москва — 1939

Окончание обороны крепости

«Разрушенные казематы Осовца». Немецкое фото, август-сентябрь 1915.

В конце апреля немцы нанесли очередной мощный удар в Восточной Пруссии и в начале мая 1915 года прорвали русский фронт в районе Мемеля-Либавы. В мае германо-австрийским войскам, сосредоточившим превосходящие силы в районе Горлице, удалось прорвать русский фронт (см.: Горлицкий прорыв) в Галиции. После этого, чтобы избежать окружения, началось общее стратегическое отступление русской армии из Галиции и Польши. К августу 1915 года в связи с изменениями на Западном фронте, стратегическая необходимость в обороне крепости потеряла всякий смысл. В связи с этим верховным командованием русской армии было принято решение прекратить оборонительные бои и эвакуировать гарнизон крепости. 18 августа 1915 года началась эвакуация гарнизона, которая проходила без паники, в соответствии с планами. Всё, что невозможно было вывезти, а также уцелевшие укрепления были взорваны саперами. В процессе отступления русские войска, по возможности, организовывали эвакуацию мирного населения. Вывод войск из крепости закончился 22 августа. 25 августа немецкие войска вошли в пустую, разрушенную крепость.

Американский бомбардировщик B-29 «Superfortress» — легенда мировой авиации

У каждой нации, как и у каждой страны, есть символы, олицетворяющие военную мощь на определенном этапе. Вторая Мировая война дала военной истории целый ряд примеров успешного создания эффективных средств вооружений, которыми по праву может гордиться не одно поколение. Для России легендарным символом стал советский Т-34 — самый массовый танк Второй Мировой войны. Для Японии легендой стал истребитель А6М «Зеро», наводивший ужас на союзников во время боевых действий на Тихом океане. Немцы по праву могут гордиться своими детищами, основным истребителем «Люфтваффе» Мессершмитт 109 и тяжелым танком PzKfw-VI «Тигр». Такими символами наряду с тяжелыми авианосцами ВМС США, вынесшими на себе всю тяжести войны с Японией, стали стратегические бомбардировщики В-29 — настоящие «летающие суперкрепости». Благодаря этим тяжелым самолетам Америка получила первое в своей истории стратегическое средство вооружения, способное нести свой смертоносный груз на огромные расстояния.

Энола Гей

Эти самолеты являлись олицетворением могущества военной промышленности Соединенных Штатов Америки. Однако имея превосходные тактико-технические характеристики, американские B-29 «Superfortress» стали не только последним словом авиационной техники, но и заслужили титул «антигероя» своего времени. Именно с борта этого бомбардировщика с ласковым женским прозвищем «Энола Гей» 6 августа 1945 года была сброшена атомная бомба, стершая с лица земли японский город Хиросима.

Что побудило американцев к созданию стратегического бомбардировщика B-29

Накануне Второй Мировой войны Соединенные Штаты находились в позиции «изоляционизма», стараясь не вмешиваться в большую политику. Политическая элита страны, как и основная масса населения, придерживались позиции невмешательства в военно-политические разборки, происходящие в других частях света. Страна сумела создать мощнейший океанский военный флот, который обеспечивал защиту суверенитета и интересов государства. Ни одно из других государств мира не имело ни сил, ни средств для нанесения удара по территории США.

Такая ситуация негативным образом сказалась на состоянии вооруженных сил. Если американский флот являлся самым передовым и технически оснащенным видом вооруженных сил, то армия и ВВС имели на оснащении технические средства и вооружения, не отвечающие требования стратегической обороны. С началом военных действий в Европе и масштабы японской экспансии в Китае и на Тихом океане наглядно показали, что Америка остро нуждается в новых и современных образцах военной техники. Агрессивная политика Японии, стремившейся расширить сферу своего влияния на всю Восточную Азию и Тихоокеанский регион, непосредственно затрагивала интересы США в Тихом океане. После вступления Японии во Вторую Мировую войну на стороне Фашисткой Германии, стало очевидным, что в дальнейшем американцам придется иметь дело с флотом и армией Императорской Японии. Страна Восходящего солнца становится для Соединенных Штатов основным противником на Тихом океане.

B-17

Такое положение вещей не устраивало Высшее военное командование. Иметь мощный линейный флот и тяжелые авианосцы на Тихом океане оказалось недостаточно. Палубная авиация могла решать только тактические задачи и не могла нанести серьезный урон военным объектам на заморских территориях. Американская бомбардировочная авиация, которая в то время была представлена в основном тремя типами самолетов B-17 Flying Fortress, B-24 Liberator и B-25 Mitchell, могла действовать только в близкой привязке к собственным аэродромам. Эти машины можно назвать хорошими, однако радиус их действия не соответствовал огромным просторам Тихоокеанского театра военных действий. На Европейском военном театре эти бомбардировщики, базировавшиеся на аэродромах в Англии, составили со временем основную ударную силу для воздушного наступления на Германию и их союзников.

Для действий на Тихом океане требовалось иметь стратегический бомбардировщик, обладающий превосходящей дальностью полета и способный нести огромную боевую нагрузку. В последствие, когда на вооружении ВВС стали поступать новые суперфортрессы, самолеты В-29 с дальностью полета 9000 км, японские города и военные объекты стали регулярно подвергаться опустошающим полетам.

Ковровые бомбардировки

Новая машина создавалась специально для действия на Тихоокеанском театре военных действий. Американцы стали получать суперкрепости в конце 1943 года. Зима 1944 ушла на освоение новой техники, а уже весной того же года бомбардировочные части, оснащенные новыми стратегическими бомбардировщиками, были передислоцированы в Индию. Используя свободную территорию Китая, американцы начали совершать регулярные налеты на объекты инфраструктуры, расположенные непосредственно в японской метрополии. Чуть позже, когда были освобождены Филиппины и Марианские острова, основным местом базирования дальней бомбардировочной авиации стал остров Гуам и аэродромы на острове Лусон. Дальность полета американской летающей суперфортресс позволяла экипажам успешно отбомбиться и вернуться благополучно домой. Ранее американские экипажи вынуждены были сажать свои самолеты на китайской территории, поэтому довольно часто случались посадки вслепую, на оккупированные японскими войсками территории.

Детальное знакомство с самолетом В-29 «Superfortress»

Впервые о дальнем бомбардировщике, способном покрывать большие расстояния и нести большую бомбовую нагрузку, в американских военных кругах заговорили еще в довоенный период, весной 1938 года. С началом военных действий в Европе спецификация на новый самолет получила реальное продолжение. Разработкой проекта занималась компания Boing, которая уже имела к началу 1940 году готовый проект, получивший производственный индекс «модель 341». Планер имеет схему центроплана со свободнонесущим крылом. Корпус самолета цельнометаллический, собранный из алюминиевых листов и профильных конструкций. В конструкции машины массово использованы плексиглас, бронестекло и бронеплиты.

B-29 схема

Первоначальный проект был со временем измен, потребовалось увеличить оборонительные возможности будущего самолета и увеличить его бомбовую нагрузку. Бытует мнением, что увеличение грузоподъемности самолета связано с подготовкой машины в качестве носителя ядерного боеприпаса. Максимально допустимая бомбовая нагрузка доработанной версии составила 9 тонн. Итогом изменений стала «модель 345, на которой уже планировалось установить более мощные двигатели «Дуплекс Циклон». Вооружение бомбардировщика стрелково-пушечное, представленное 12 12.7 мм пулеметами и 20 мм пушками.

Новшеством конструкции стали выдвижные кормовые орудийные и пулеметные башни дистанционного управления. Каждый стрелок мог управлять не только вверенным ему орудием, но и вести огонь из других огневых точек. В продолжение традиции, кабину пилотов сделали герметичной. Все гидравлические и пневматические системы управления самолетом стали электрическими. В августе 1940 года компания Boing получила заказ на изготовление первых двух экземпляров. Прототипы нового самолета, получившие индекс XB-29, были готовы к осени 1942 года. После длительных полетных испытаний, сопровождающихся авариями и поломками, компания Boing все же получила летом 1943 года заказ на изготовление первой малой партии в количестве 14 машин, получивших индекс YB-29.

Выпуск серийных машин стартовал в августе того же года, когда все испытательные полеты на прототипах были завершены. Выпускались новые бомбардировщики сразу на заводах трех крупнейших авиастроительных компаний «Boing», «Martin» и «Bell». К производству машины было подключено более полусотни смежных предприятий. Стоимость одного самолета составляла огромную для того времени цифру — 638 тыс. $.

Сборка на заводе

Отдельного внимания заслуживает кабина пилотов, которая была разделена на три отдельных герметических отсека. Носовую и заднюю кабину соединял туннель. Для экипажа машины численностью 10-14 человек такое новшество было очень своевременным. В носовой, передней кабине размещалась основная часть экипажа, включая командира воздушного судна, штурмана, бомбардира и радиста. Задняя кабина используется для стрелков и была оборудована дистанционной системой управления турелями. На самолете устанавливались три фотокамеры, облегчающие фиксацию результатов полета.

Пулеметно-пушечные турели были помещены в плексигласовые купола, по одной точке с каждого борта и одна, расположенная на верхней части фюзеляжа. Задняя кабина также была рассчитана для работы оператора радара. В хвостовой части самолета имелась кабина стрелка, прикрывающего заднюю полусферу. Кабины и места экипажа имели противопульную и противоосколочную защиту.

Герметичные кабины значительно упрощали управление самолетом, и облегчали пребывание членов экипажа во время длительных перелетов. Во время полета экипаж мог находиться без кислородных масок. Наддув, осуществляемые внутренними компрессорами, обеспечивал нормальное давление внутри кабины и комфортную температуру.

Кабина В-29

Большая длина воздушного судна позволяла создать два независимых друг от друга отсека для транспортировки бомб. В зависимости от цели полета, в бомбоотсеках можно было уложить полный комплект авиационных бомб различного калибра, прикрепить грузовые контейнеры или установить дополнительные топливные баки.

Бомбовое вооружение В-29 «Суперфортресс» было самым разнообразным. Самолет мог принять в обычном варианте до 4,5 тонн авиационных бомб различных типов. Во время военных действий основная бомбовая нагрузка «летающих суперкрепостей» была представлена осколочными, фугасными и зажигательными бомбами. Самолет также был приспособлен для доставки к цели четырех бетонобойных боеприпасов массой 1,8 тонны.

Боевое применение «летающей суперкрепости» B-29

С первых дней своего появления на фронте новый бомбардировщик нес на себе огромное бремя боевой нагрузки. Начиная с 1945 года, интенсивность применения американцами бомбардировочной авиации значительно возросла. Суперфортресс В-29 активно использовался при налетах на позиции японских войск на Иводзиме и при штурме Окинавы. Начиная с весны 1945 года, американские бомбардировщики В-29 постоянно совершали налеты на Японские острова. Основной целью суперфортресс стали не только военные верфи и заводы, но и густонаселенные кварталы японских городов. Еще до применения ядерной бомбы стратегическая авиация ВВС США путем ковровых бомбардировок буквально сожгла основную часть городской застройки Токио и Йокогамы, Йокосуки, Кобе и Нагойи.

Фото Энола Гей

Апофеозом боевого участия В-29 во Второй Мировой войне стала атомная бомбардировка японских городов Хиросима и Нагасаки, 6 и 9 августа.

После окончания боевых действий самолет еще продолжали выпускать до мая 1946 года, после чего серийное производство суперфортресс было прекращено. За весь военный период было построено более 3000 самолетов. Несмотря на кровавую финальную точку, присутствующую в биографии этого самолета, В-29 остается до сих пор самым массовым стратегическим бомбардировщиком в истории военно-воздушных сил.

Автор статьи: Военный историк. Люблю писать на военные темы, описывать исторические события, известные сражения.