Плесень на станции мир

Едят ли микробы космические станции


У людей есть самые разные представления о количестве и опасности микрофлоры на космических станциях. Кто-то считает, что там стерильная чистота, а кто-то верит в жуткие истории о грибках, которые чуть не съели станцию «Мир» и микроорганизмах-мутантах, заражавших космонавтов. Реальность, конечно же, находится между этими крайностями, но к какому полюсу она ближе?

Как на «Мире» вырос червяк

Достаточно известен миф о том, что станция «Мир» была затоплена якобы из-за какого-то жуткого микроба, грибка или вируса, который всюду расплодился и стал поедать корпус станции и прилетавших на нее космонавтов. У этого мифа нет четкой формы, поэтому, если вы попытаетесь его найти в поисковиках, то можете увидеть разные варианты — где-то пишут про «водоросли», которые росли на всех поверхностях, где-то — про то, как некая зараза поражала космонавтов. Передача «Военная тайна» РЕН-ТВ сделала эту историю довольно хорошо известной.

Отсутствие серьезных источников и явное фричество сайтов, где упоминается эта история (на одном из таких сайтов, например, рекламируется средство от грибка, а история про «Мир» добавлена для SEO) явно говорит о том, что это выдумка. Но в то же время часто упоминается история с космонавтом Серебровым, который не то нашел червяка в трубке станции «Мир», не то заразился каким-то страшным мутантом. И в видео выше на 3:20 Серебров сам рассказывает историю о том, как нашел полутораметрового червяка в трубке системы регенерации воды. В другом видео Гречко рассказывает про «змею», а Серебров — про «червяка» (с 24:30):

Но если послушать дальше, то все-таки Серебров говорит, что это был не живой червяк, а «биологический материал». Ищем дальше. У украинской «Комсомольской правды», очевидно, трубка диаметром 8 миллиметров, сделала полутораметрового червяка восьмиметровым, а Серебров оказался заражен неким космическим мутантом. В еще одном видео Серебров рассказывает о том, что это была «плесень, зеленая» и «биологический материал» (с 5:23).

Дальше уже начинаются журналистские фантазии про неизвестное происхождение, высокую проникающую способность, неуничтожимость и бессмертие этого «червяка», отсутствие у людей иммунитета к нему и поражение станции «Мир» этим «штаммом „Андромеда“». В интервью Сереброва «Новой газете» «червяк» превращается в «дрожжевую бактерию».
По этим материалам картина становится более-менее ясной. Получается, что источником этого ужастика является сам Серебров. В некоторых интервью он недостаточно ясно говорил, что «червяк» был не живым, а скоплением неких микроорганизмов, а некоторые недобросовестные журналисты раздули эту неясность в жуткую неубиваемую заразу. Что же касается болезни Сереброва — то тут наиболее правдоподобным видится вариант, когда он от этой гадости действительно мог заполучить недомогание или диарею, но, очевидно, сумел выздороветь. В противном случае он вряд ли бы прожил двадцать лет после полета и не смог бы спокойно давать интервью, находясь в карантине.

А что же в реальности?

Наверное, самым авторитетным специалистом по космическим микробам является Наталья Дмитриевна Новикова, доктор биологических наук, действительный член Международной академии астронавтики, заведующая лабораторией Государственного научного центра РФ — Института медико-биологических проблем РАН «Микробиология среды обитания и противомикробная защита». Проект «ПостНаука» взял у нее интервью, и, бинго! — мы видим эту же историю Сереброва, но уже в адекватном изложении (на 8:54).

И если посмотреть видео целиком (что я очень рекомендую), то открываются новые интересные истории. Оказывается, микрофлора на «Салюте-7», «Мире» и МКС присутствует и активно пытается поедать все, что может. Там, где создаются подходящие условия, высокая влажность и питательные вещества, бактерии и грибы начинают поедать пластиковую изоляцию, расти на стекле и повреждать его выделяемыми при росте кислотами.
В 2015 году в условиях избыточной влажности в установке Veggie, выращивающей цинии, появилась плесень.

В условиях постоянной борьбы то с повышенной, то с пониженной влажностью, Скотту Келли, пусть и потеряв два цветка, все-таки удалось добиться цветения оставшихся.
Также на МКС однажды обнаружили плесень в месте сушки одежды после спортивных упражнений, которыми космонавтам приходится заниматься по два часа каждый день.

На станции «Мир» под редко открываемой панелью однажды нашли шар грязной воды размером с баскетбольный мяч (если бы источником не было бы NASA, было бы труднее поверить) в котором прекрасно себя чувствовали не только бактерии, но и амебы с простейшими.



С поверхностей МКС регулярно берут мазки, которые показывают разнообразие обитающей там микрофлоры:


Для облегчения задач определения, «кто тут живет» даже разрабатываются специальные устройства. Вот этот вот «нос» разработки Airbus должен ловить на анализ микробы лучше, чем знакомые нам ватки и чашки Петри с питательной средой.

И уборка на МКС обязательно включает в себя мероприятия по дезинфекции. Кроме стандартного протирания поверхностей дезинфицирующими жидкостями воздух дополнительно очищает система «Поток», где микробов изводят электричеством.

Недостижимая стерильность

А можно ли сделать МКС стерильной? Для ответа на этот вопрос надо понять две вещи — как микробы попадают на МКС и как производится дезинфекция. С первой частью все печально — множество микробов живет на самом человеке, и вывести их полностью никак невозможно. Также, грузовые корабли, пусть их и дезинфицируют, прилетают чистыми, но не стерильными, и с каждым новым грузовиком на МКС может с небольшой вероятностью прилететь что-нибудь новое. Ответ на вторую часть тоже не радует — методы стерилизации в виде кипячения под давлением, радиационной и химической обработки несовместимы с живыми космонавтами. Поэтому экипажи МКС и последующих кораблей и станций все так же будут бороться с бактериями и плесенью, и гибель от нее растений будет реальной опасностью и для лунной базы, и для марсианского корабля.

Жизнь везде

Благодаря МКС мы знаем, что жизнь настолько живуча, что ее следы можно обнаружить даже на внешней поверхности станции. Прежде всего, самими людьми проводятся эксперименты по экспозиции (выдерживанию) в условиях космоса бактерий, грибков, семян, яиц и личинок животных. У нас это эксперимент «Биориск», в Европейском Космическом агентстве — Expose


Эксперимент Expose на внешней поверхности МКС
Кроме этого удивительные данные были получены сравнительно недавно. В 2014 году на внешней поверхности МКС были обнаружены следы планктона. Очевидно, наша Земля, двигаясь по орбите, рассыпает поднявшуюся случайно вверх жизнь во все стороны. Так что, если на Марсе вдруг найдут бактерии, они вполне могут оказаться потомками случайно поднятых мощной грозой земных бактерий или потомками тех, кто прилетел вместе с чистыми, но не абсолютно стерильными аппаратами.
Благодарности за статью прошу высылать maedv — он прислал мне шикарную подборку материалов по «червяку» Сереброва.

Плесень, погубившая «Мир»

Пожалуй, нет такого места на Земле, где бы не было плесени. Эти вездесущие грибки находят даже в антарктических льдах! Да что там льды! По одной из версий, именно из-за плесени пришлось затопить орбитальную станцию «Мир» в 2001 году…

РАДИАЦИЯ ВМЕСТО УДОБРЕНИЯ

«Мир» запустили на орбиту в 1986 году. И спустя несколь­ко лет космонавты уже бук­вально не знали, куда деваться от плесени. Несмотря на тща­тельную обработку всех грузов и личных вещей, плесневые споры проникли в космос и… прижились. Да не просто при­жились, а расцвели пышным цветом. Буйным ростом мик­роорганизмы отреагировали на повышенный радиацион­ный фон! Почему радиация действует на плесень словно удобрение — большой вопрос. Но факт остается фактом: там, где все живое гибнет, плесень себя прекрасно чувствует. Причем выявилась эта особен­ность относительно недавно: в 2003 году в один из визитов на Чернобыльскую АЭС ученые обнаружили буквально зарос­ли черной плесени. Гуще всего она росла именно в памятном четвертом энергоблоке, об­ращенная в сторону источни­ков радиации. Это явление настолько потрясло исследо­вателей, что специально для него придумали новый тер­мин — «радиотропизм». Для сравнения: гелиотропизмом называют способность расте­ний двигаться под воздействи­ем солнца. Ярче всего это про­является у подсолнухов, чьи соцветия неотступно следуют за нашим «желтым карликом». Солнечный свет необходим им для роста. А плесени для этих целей требуется радиация. Как ей удается преобразовы­вать убийственное излучение себе во благо, до сих пор не­понятно.

ХОЗЯЙКА ПОЛОЖЕНИЯ

Однако вернемся на «Мир». Итак, плесень там не только прижилась, но и почувствова­ла себя хозяйкой положения. Микроорганизмы мутировали, стали более сильными, агрес­сивными и… прожорливыми: плесень буквально пожирала станцию. Сначала члены эки­пажей на «Мире» заметили, что вид из станционного ил­люминатора ухудшился из-за неизвестно откуда взявшейся пленки. Иллюминатор заме­нили, а «бракованный» отпра­вили на Землю, где подвергли тщательному изучению. И что выяснилось?! Иллюминатор, сделанный из сверхпрочного кварцевого стекла, был разру­шен колонией грибов и бакте­рий! На «остеклении» «Мира» плесень не остановилась, те же микроорганизмы впослед­ствии разрушили электрон­ное оборудование станции, включая контрольный блок для устройства связи. Дальше -больше. Плесневые споры проникали везде и всюду. Они уничтожали трубопроводы, а в некоторых местах даже по­вредили внутреннюю обшивку станции. С годами ситуация только ухудшалась. В 1997 го­ду на «Мире» гостил американ­ский астронавт Майкл Фоул. Вернувшись на Землю, он рас­сказывал, что станция напо­минает тропический лес, на­сквозь пропахший сыростью и грибами. Дескать, ее стены покрыты разноцветной плесе­нью, от которой слезятся глаза и чешется кожа. Эту информа­цию в свое время российские СМИ в лучшем случае не заме­тили, в худшем — опровергли. Лишь недавно ученые из Ин­ститута медико-биологичес­ких проблем признали: да, все так, была плесень на станции, с ней даже пытались бороться, но — безуспешно… Грибки поедали пластмассу, металл, причем особенно их аппетит возрастал в дни солнечной ак­тивности.

Разумеется, вечно так продолжаться не могло. На станции все чаще и чаще стали происходить неполад­ки-в том числе и с бортовым компьютером. И к 2001 году о полноценной работе на орбитальной станции уже не могло идти и речи. Чтобы не доводить ситуацию до кри­тического состояния, «Мир» было решено затопить в Ти­хом океане. Причем ученые обещали, что «космические грибы», преодолевая верхние слои атмосферы, неизбежно погибнут из-за высокой тем­пературы. Сгорят то бишь. Но произошло ли это в дейс­твительности? Плесень пора­зительно живуча. Особенно космическая, мутировавшая до неузнаваемости…

ДА ЗДРАВСТВУЕТ МЫЛО ДУШИСТОЕ И ПОЛОТЕНЦЕ ПУШИСТОЕ!

Жизнь не стоит на месте. Опыт прежних неудач был изу­чен и учтен — на орбиту отпра­вили МКС. И с плесенью там дела обстояли много лучше. До поры до времени — а именно до ноября 2008 года — ее там вов­се не было. Но по осени члены экипажей МКС развели-таки на станции грибы. Исключительно по неосторожности. Как сооб­щила заведующая лаборатори­ей микробиологии Института медико-биологических проблем РАН Наталья Новикова, «космо­навты мылись в функциональ­но-грузовом блоке «Заря», а мокрые полотенца и белье скла­дывали на панелях. В результате там развелись грибы, что приве­ло к значительному ухудшению санитарно-микробиологического состояния ФГБ».

Врачи начали волновать­ся. И было из-за чего! Вот лишь краткий перечень болезней, ко­торые может вызвать плесень: мигрень, насморк, отит, бронхит, ринит, бронхиальная астма, сердечно-сосудистые нарушения, микотоксикоз, аллергия. При­бавьте к этому тот факт, что ле­карства в космосе практически бесполезны, и вы в полной мере разделите тревогу медиков.

Чтобы снизить риск за­болеваний, космонавтам рекомендовали прекратить плескаться в «Заре» и впредь использовать под банно-прачечные мероприятия иные площади станции. Что и было сделано: поначалу «помывочной» служил европейский «гру­зовик» ATV, а после того, как он отстыковался и покинул стан­цию, — переходные отсеки российского и американского сегментов. И разумеется, кос­монавтам вменили в обязан­ность произвести генеральную уборку блока «Заря», в том числе и его антибактерио­логическую обработку.

Так что пока на МКС по­чище, чем на «Мире». Будем надеяться, что это хрупкое статус-кво сохранится… МКС явно рано на пенсию. А совре­менным покорителям космоса не к лицу пасовать перед пле­сенью. Хотя, как показывает практика, это сильный и опас­ный соперник.

Наталья КОСЯКИНА

Уже десятилетия ученые пытаются понять, почему некоторые бактерии процветают в космосе. Новое исследование, , показывает, что по крайней мере у одной бактерии в космических условиях появляется более десятка мутаций, причем благоприятных, которые способствуют улучшенного циклу размножения. Более того, эти изменения не исчезают даже тогда, когда бактерии возвращаются в нормальные условия, что является не самыми хорошими новостями для космонавтов, которые во время долгих полетов могут в результате столкнуться с новыми и крайне опасными формами мутировавших земных микроорганизмов.

Данные с предыдущих космических полетов показывают, что E. coli и сальмонелла становятся гораздо сильнее и растут быстрее в условиях невесомости. На МКС они так прекрасно себя чувствуют, что образуют целые слизистые пленки, так называемое биопокрытие, на внутренних поверхностях станции. Эксперименты на космическом шаттле показали, что эти бактериальные клетки становятся толще и производят больше биомассы по сравнению со своими сородичами на Земле. Более того, бактерии в космосе растут, приобретая особую структуру, которая на планете просто не наблюдается.

Почему так происходит, пока не ясно, и поэтому ученые из Хьюстонского университета решили проверить, какой эффект окажет невесомость на бактерии за длительный период времени. Они взяли колонию E. coli, посадили их в специальную машину, имитирующую условия невесомости, позволили размножаться в течение долгого периода. Всего в колонии сменилось более 1000 поколений, что гораздо дольше, чем в любом исследовании, проведенном раньше.

Затем эти «адаптировавшиеся» клетки ввели в колонию нормальных E. coli (контрольного штамма), и космические жители чувствовали себя прекрасно, произведя в три раза больше потомков по сравнению с родственниками, не побывавшими в невесомости. Эффект мутаций сохранился с течением времени и, похоже, оказался постоянным. В другом эксперименте подобные же бактерии, подвергшиеся воздействию невесомости, размножались в течение 30 поколений и, попав в обычную колонию, на 70% превысили показатели размножения своих земных соперников.

После генетического анализа оказалось, что у адаптировавшихся бактерий найдено как минимум 16 разных мутаций. Неизвестно, важны ли эти мутации индивидуально, или они работают все вместе, чтобы дать бактерии преимущество. Одно ясно: космические мутации не случайны, они эффективно увеличивают показатели репродуктивности и не исчезают со временем.

Это открытие представляет проблему на двух уровнях. Во‑первых, космически модифицированные бактерии могут вернуться на Землю, вырваться из условий карантина и привнести новые черты другим бактериям. Во‑вторых, такие усовершенствованные микроорганизмы могут повлиять на здоровье космонавтов во время длительных миссий, например, во время полета на Марс. К счастью, даже в мутировавшем состоянии бактерии убиваются антибиотиками, так что средства борьбы с ними у нас есть. Правда, неизвестно, до каких пределов микробы могут измениться, пребывая в космосе десятилетиями.

masterok


«Бактерии… Из космоса… Не может быть!» Мне почему то это сразу напомнило недавний фантастический фильм — «Живое». Кстати, обратили внимание, что в нем командиром космической станции был российский космонавт. Но сейчас не об этом.
Российские космонавты обнаружили бактерии, обитающие на внешней поверхности Международной космической станции (МКС).
Образцы с поверхности корпуса были взяты с помощью ватных тампонов во время экспедиции в рамках российской программы космических исследований. Пробы собирались с тех частей станции, где происходил выброс отходов топлива во время работы двигателя.
После того, как образцы были доставлены обратно на Землю, ученые, вернувшись домой, обнаружили нечто весьма любопытное. «Оказалось, что на этих тампонах имеются бактерии, которых не было во время запуска модуля МКС, – рассказал российский космонавт Антон Шкаплеров корреспонденту агентства ТАСС в понедельник.
«Другими словами, они пришли из открытого космоса и поселились на внешней поверхности корпуса станции. В настоящее время они изучаются. Пока нам представляется, что эти бактерии не представляют никакой опасности», – добавил он.
Происхождение обнаруженных микроорганизмов пока не получило окончательного подтверждения, однако эксперты считают маловероятным, что это на самом деле какие-то внеземные бактерии. Агентство ТАСС также отмечает, что эти бактерии были, скорее всего, занесены на МКС на поверхности компьютерного планшета, принадлежащего членам экипажа, или какого-то иного оборудования, загрязненного земными микроорганизмами.
Тем не менее, хотя это и не вполне внеземная жизнь, невозможно отрицать, что находка в высшей степени интересная. Космонавты также показали, что бактериям земного происхождения удалось выжить на внешней стороне космической станции, несмотря на то, что на протяжении нескольких лет они находились в космическом вакууме, совершая «круиз» на высоте 435 километров по низкой околоземной орбите.
Следует также напомнить, что температура на внешней поверхности космической станции подвержена экстремальным колебаниям. Она может варьироваться от 121 °C на солнечной стороне до -157 °C на теневой стороне станции. Так что, каким бы ни было происхождение этих бактерий, им пришлось совершить чертовски нелегкое путешествие.
Ученые уже давно интересуются всем, что связано с бактериями и космосом. Только месяц назад международная группа исследователей опубликовала результаты работы, в рамках которой ученые отправили культуры кишечной палочки Escherichia coli, бактерии, обнаруженные в экскрементах, которые образуются в результате пищевого отравления, на Международную космическую станцию. К своему большому удивлению, они обнаружили, что бактерии Escherichia coli в условиях космоса гораздо более устойчивы к антибиотикам, чем в земной атмосфере. Им даже удалось выяснить, как и почему происходит это странное явление.