Одиночная камера в тюрьме

Одиночные камеры и карцер


Как и в случае с пыткой музыкой, одиночная камера и карцер влияют на заключённых с психологической точки зрения. Если в Средние века инквизиция задумывалась только об изоляции ведьм и еретиков в подземных узилищах, и власти, как правило, поступали схожим образом, после революции и войн всё коренным образом изменилось.

Старые полуразрушенные тюрьмы, где осуждённым на пожизненное заключение была знакома каждая трещина в стене, и они практически свободно переговаривались друг с другом, сменились зданиями нового образца: белыми, стерильными помещениями из бетона и стали. Больше всего они напоминали современные психиатрические больницы с одиночными камерами заключения, даже форма заведения на это указывала – строились тюрьмы в виде креста.
На первый взгляд, казалось бы, изобретатель данной архитектурной новинки заботился о здоровье преступников… Как бы не так! Целью властей было причинить осуждённым как можно больше вреда, не нанося при этом прямого ущерба их здоровью. Под ущербом понимается физический. Психика судей либо не волновала совсем, либо всё это проводилось в рамках какого-либо чудовищного эксперимента, так и оставшегося неизвестным – как, например, в романе «Заводной апельсин».
Преступникам предоставлялись крохотные каморки-чуланы с нарами, умывальником и туалетом. Белый цвет для стен выбирался неспроста: таким незатейливым образом страдать заставляли, прежде всего, привыкшие к повседневному красочному миру глаза. Резкий, яркий под ламповым светом оттенок утомлял их – а через это воздействовал и на общее состояние организма. Свет в камерах горел непрерывно. Из-за всего этого всего лишь сутки-двое спустя, преступник терял ощущение времени, пространства и начинал галлюцинировать.
Зрительные (к слову, цветные) галлюцинации постепенно начинали сопровождаться и слуховыми, т.к. акустика в подобных тюрьмах действительно ужасала. Каждый подъём платформы с охранниками, каждое открытие-захлопывание двери происходило с таким громовым лязгом и скрежетом, что нервы обыкновенного человека сдавали быстро. Прибавьте к этому крики, вой других заключённых, и вы получите непередаваемую какофонию звуков, которая, в совокупности с освещением и теснотой пространства буквально сводила людей с ума.

Что уж говорить о карцере, куда отводили «буйных» (т.е. тех, кто от безысходности уже бросался на дверь, стены, решётку – что угодно). Карцер представлял собой точно такую же тесную каморку, где не только царил кошмарный холод, но и морили голодом. Нередко – избивали.
Примечательно, что от такого рода психических мучений лучше в итоге не стало никому: ни преступникам, ни надзирателям, ни обществу. Нормального человека одиночное заключение превращало в настоящего маньяка: известно немало случаев, когда выпущенный на свободу бывший зэк первым делом совершал новое зверское убийство.
К тому же, в тюрьмах-«крестах», чтобы отвлечься от ужасающей действительности, осуждённые быстро учились переговариваться друг с другом при помощи морзянки или же – используя в качестве своеобразных телефонов находившиеся в камерах унитазы. Таким образом, если эксперимент и был, он полностью провалился. Пожизненное заключение в одиночной камере, с точки зрения эффективности, себя не оправдывает.

Рекомендуем почитать интересные статьи на сайте http://service-trans.ru/современные-технологии-вывоза-мусор/

История

Одиночное заключение применялось в России уже в XVII веке, но редко. В США в 1776 году христианским движением квакеров была создана Филадельфийская (Пенсильванская) тюремная система, включавшая в себя полную тишину, полную изоляцию от внешнего мира и заключение в одиночестве.

В России к 1776 году данный тип заключения использовался исключительно в военных тюрьмах (в XIX веке срок такого заключения составлял до 6 месяцев). В 1880 году для одиночного заключения военных преступников была открыта Лефортовская тюрьма в Москве. Все арестанты содержались в одиночных камерах и не могли разговаривать друг с другом, что приводило некоторых заключённых в «исступление». Много заключённых, приговорённых к одиночному заключению, находилось также в «Крестах». Одиночное заключение широко использовалось царским правительством в отношении политических заключённых. Такие политзаключённые, как Сергей Нечаев, Михаил Бакунин, Вера Фигнер, Николай Морозов, провели в одиночном заключении от нескольких лет до двух и более десятилетий.

Во Франции в 1875 году одиночное заключение было введено для всех арестантов, находящихся под следствием, и заключённых, имеющих срок заключения не более 1 года и 1 дня. Для лиц с более длительным сроком существовала возможность добровольного одиночного заключения.

На начало XX века часть штатов в Северной Америке использовала Пенсильванскую тюремную систему. Кроме того в Северной Америке существовали одиночные тюрьмы. Одиночная (келейная) система существовала на тот период в Англии в качестве первого этапа для приговорённых к работам на каторге (срок одиночного заключения составлял не более 9 месяцев). Также одиночное заключение присутствовало в Германии, Бельгии и Голландии.

На момент 1917 года одиночное заключение применялось в России для наказания нижних чинов в военных тюрьмах. Срок такого заключения составлял от 2 до 4 месяцев. В СССР срок одиночного заключения ограничивался шестью месяцами.

См. также: Одиночное заключение в истории пенитенциарных учреждений

Современное состояние

В современной России заключение в одиночной камере может быть применено к осуждённому в качестве штрафной санкции. По закону, заключённого могут поместить в штрафной изолятор (ШИЗО) на срок не более чем 15 суток. В исправительных колониях особого режима заключённого могут поместить в изолятор с менее строгим режимом на срок до шести месяцев. В то же время имеется ряд проблем. По словам представителя фонда «В защиту прав заключённых», заключённые могут пребывать в изоляторах несколько месяцев. Это происходит из-за того, что осуждённый, пребывая в карцере, может как-то нарушить правила режима. После этого ему выписывается новое постановление на одиночное заключение, тем самым заключение продолжается. Также одиночное заключение может применяться в России в отношении осуждённых к пожизненному лишению свободы по постановлению администрации колонии или по просьбе заключённого.

По данным ведущего специалиста ООН по расследованию пыток, профессора права Американского университета в Вашингтоне Хуана Мендеса, в настоящее время в одиночных камерах США пребывают 20—25 тысяч человек.

Воздействие одиночного заключения на здоровье

Одиночное заключение оказывает большое воздействие на здоровье людей. Ряд исследований демонстрируют главным образом отрицательное воздействие. Небольшое количество исследований демонстрирует отсутствие отрицательного воздействия, но в то же время и отсутствие положительного воздействия.

Современные исследователи определили новое заболевание, называемое «психоз заключения» и проявляемое при длительной изоляции заключённого от внешнего мира, а также при отсутствии деятельности в зонах с высоким уровнем изоляции. Отличительными чертами заболевания являются бред и галлюцинации. Синдром также включает в себя когнитивные, эмоциональные, социальные и соматические расстройства. Ряд исследователей также отметили, что заключение в одиночной камере может привести к уменьшению умственной деятельности, а также деперсонализации.

При исследовании случайной выборки из 100 заключённых тюрьмы строгого режима Пеликан-Бэй в Калифорнии было выявлено, что у 91 % заключённых присутствовали тревога и нервозность, у более 80 % заключённых присутствовали апатичность, головные боли и расстройства сна, у 70 % — боязнь «срыва», у более 50 % присутствовали кошмары и головокружения в совокупности с повышенным сердцебиением и руминацией (многократным умственным повторением определённого набора мыслей). У более 80 % присутствовала спутанность мыслительных процессов, у 77 % была хроническая депрессия, у 41 % были галлюцинации.

Ганс Тох после исследования свыше 900 заключённых, среди которых были люди, находящиеся в одиночном заключении, сформировал термин «паника изоляции». Синдром паники изоляции включает в себя чувство заброшенности, безысходное отчаяние, напряжённость и беспомощность.

Последствия одиночного заключения

Физиологические:

  • Учащенное сердцебиение;
  • Профузное (внезапное и обильное) потоотделение;
  • Бессонница;
  • Боли в спине и суставах;
  • Ухудшение зрения;
  • Плохой аппетит, потеря массы и иногда диарея;
  • Апатичность, слабость;
  • Дрожь;
  • Ощущение холода;
  • Ухудшение имевшихся ранее проблем со здоровьем.

Психологические:

  • Состояние тревоги (от ощущения напряжённости до паники):
    • Постоянный низкий уровень стресса;
    • Раздражительность или тревожность;
    • Страх перед ожидаемой смертью;
    • Острые тревожные состояния с реакцией паники (панические атаки).
  • Депрессия (от подавленного настроения до клинической депрессии):
    • Эмоциональная вялость/притупленность, утрата способности иметь эмоции;
    • Эмоциональная лабильность (частые перемены настроения);
    • Ощущение безысходности;
    • Социальная аутизация (самоизоляция); утрата способности/мысли начинать деятельность; безразличие; апатичность;
    • Тяжелая депрессия.
  • Гнев (от раздражительности до приступов ярости):
    • Раздражительность и враждебность;
    • Недостаточный контроль над побуждениями;
    • Вспышки физического и словесного насилия в отношении самого себя, других лиц и внешнего окружения;
    • Беспричинный гнев, иногда проявляющийся в виде вспышек ярости.
  • Когнитивные нарушения (от недостаточности концентрации до состояний спутанности):
    • Неустойчивость внимания;
    • Плохая концентрация;
    • Плохая память;
    • Спутанность мыслительных процессов; дезориентация.
  • Перцептивные искажения (от повышенной чувствительности до галлюцинаций):
    • Повышенная чувствительность к шумам и запахам;
    • Искажения восприятия (например, движущиеся стены);
    • Дезориентация во времени и пространстве;
    • Деперсонализация/дереализация (расстройство восприятия окружающего);
    • Галлюцинации всех пяти органов чувств: зрительные, слуховые, осязательные, обонятельные и вкусовые.
  • Паранойя и психоз (от навязчивых мыслей до резко выраженного психоза):
    • Повторяющиеся и навязчивые мысли (руминация) часто насильственного и мстительного характера;
    • Параноидальные идеи;
    • Психотические состояния: психотическая депрессия, шизофрения.

Членовредительства и самоубийства

В ряде исследований XIX века регулярно публиковались факты об аутоагрессии, членовредительствах и самоубийствах. В современных исследованиях также было выявлено, что случаи членовредительства и самоубийства чаще происходят в камерах одиночного заключения, чем в других камерах. Например, 69 % случаев самоубийств в тюрьмах Калифорнии в 2005 году произошло в камерах одиночного заключения. Исследователи отмечают, что физическая боль является для таких заключённых «результатом внезапной фрустрации, вызванной ситуационным стрессом без возможности физической разрядки», «заменой душевной боли», а также доказательством того факта, что такой заключённый всё ещё жив.

Свидетельства заключённых

Исследователи выявили, что одиночные заключённые не имеют способа чётко определять состояние своей психики и имеют намерение не замечать своих отклонений психического состояния. Также они по большей части отрицательно высказываются о методах психиатрического лечения и не стремятся прибегать к предоставляемой психиатрической помощи.

Одной из трудностей заключённые считают проблему отличения реальности от мысленных представлений. Некоторые заключённые утверждали, что в ходе одиночного заключения имели внетелесные (астральные) опыты:

Первые четыре года тюрьмы были вот таким воображаемым миром… Я была в условиях изоляции. Я могла находиться в своей камере и никого не допускать туда; и я часто отправлялась в путешествия. Я вылетала из тюрьмы и пролетала над пляжами и горами Окинавы, где я раньше жила. Временами было, действительно, очень трудно вернуться.

Дуг Уэйкфилд, отбывавший одиночное заключение в Великобритании, описывал свои галлюцинации в форме пауков и насекомых, которые перемещались по полу, стенам и кровати. Другой заключённый, пробывший в одиночной камере не больше 10 месяцев, описывал галлюцинации так: «Стены камеры начинают качаться… Все в камере начинает двигаться; ты чувствуешь, что теряешь способность видеть».

Декабрист В. П. Зубков высказывал следующее мнение об одиночном заключении: «Изобретатели виселицы и обезглавливания — благодетели человечества; придумавший одиночное заключение — подлый негодяй; это наказание не телесное, но духовное. Тот, кто не сидел в одиночном заключении, не может представить себе, что это такое».

В религии

Известный индийский гуру и йогин Шри Ауробиндо находился в одиночной камере в Алипоре один год. Утверждается, что именно в этот период со Шри Ауробиндо случилась большая внутренняя трансформация, которая включала в себя нарастающие мистические переживания. Этот период стал ключевым для развития его учения интегральной йоги.

Также одиночное заключение может использоваться некоторыми буддистами для духовной практики. Один из буддистов описывает пребывание в одиночном заключении следующим образом:

Я галлюцинировал, не понимал, где нахожусь, мне было плохо, пока я, наконец, не заснул. Проснулся я через два дня после этого около пяти утра, на рассвете, замерзший, в своей пустой камере и каким-то образом я инстинктивно повернулся и спокойно сел лицом к стене медитировать.

Это продолжалось сколько-то дней, без еды и сна, и боль и гнев, которые я чувствовал раньше, сменились глубоким, истинным спокойствием, которое гораздо выше слов, хотя я до сих пор не знаю, как выжил тогда, у врат ада.

> См. также

  • Карцер
  • Тюрьма ADX Florence
  • Одиночество
  • Боязнь одиночества

Литература

В Викитеке есть тексты по теме
Одиночное заключение

  • Кузьмин-Караваев В. Д. Одиночное заключение // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Тимофеев В. Г. Раздел I. Уголовно-исполнительные органы и учреждения дореволюционной России // Уголовно-исполнительная система России: цифры, факты и события. — Чебоксары, 1999. — 246 с.
  • Шалев Ш. Одиночное заключение: сборник материалов и документов. — Лондон: Центр криминологии им. Мангейма, Лондонская школа экономики и политологии, 2008. — 103 с. (Shalev S. A Sourcebook on Solitary Confinement. — London: Mannheim Centre for Criminology, London School of Economics and Political Science, 2008. — 89 с. — ISBN 978-0-85328-314-0, ISBN 0853283141.)

Полное собрание материалов по теме: психология бывшего зека от специалистов своего дела.

В своей прошлой записи о психологии заключённых я рассказывал об одном любопытном и показательном случае на работе и делился своими мыслями по поводу “уважения на зоне”.

Кто не читал – ознакомьтесь сначала с текстом той статьи – это поможет лучше разобраться в сегодняшней. После публикации получил несколько вопросов от друзей, из них самым интересным показался такой: “Мне интересны причины, по которым именно эти “понятия” стали цениться у заключенных, и почему жизнь на зоне так быстро и сильно меняет человека?” На этом и хочу остановиться сегодня.

Давно установлено, что пребывание в заключении дольше 5-7 лет малоэффективно для исправления. Скорее, оно эффективно для закрепления человека в тюремном мышлении. И знаете почему? Потому что именно после 5-7 лет непрерывного пребывания в исправительном учреждении, в психике заключённого происходят необратимые изменения (любой соответствующий учебник подтвердит): тюремные ценности из навязанных ситуацией становятся истинно “своими”, принятыми человеком. Это происходит из-за чудовищной агрессивности тюремной среды, её способности “проникать в подкорку”. В одной статье читал мнение, что тюрьма для психолога – то же самое, что адронный коллайдер для физика: человеческие отношения доходят до крайних значений. Любой свежезаключённый испытывает мощнейший стресс от состояния несвободы, резкого сокращения личностного пространства и необходимости выстраивать отношения с людьми, которых он в своё окружение не выбирал. Принимай законы или будешь наказан, унижен а то и убит: надзирателями или такими же заключёнными как и ты. Психология группы подчиняет входящего в неё индивида, ему не остаётся ничего, кроме как принять местные ценности и чем быстрее он это сделает – тем больше шансов остаться целым и невредимым. Это не плохо и не хорошо – элементарному выживанию не до моральных вопросов.

Насчёт причин, по которым в тюрьме преобладают те или иные ценности.

В исправительных учреждениях царит кастовый строй, практически как в классической Индии, о которой нам рассказывали на уроках истории: есть лидеры (блатные, братва), есть рабочие (мужики) и есть неприкасаемые (петухи, обиженные). Скатиться из лидеров или рабочих в неприкасаемые сравнительно легко, а вот стать из неприкасаемого даже простым рабочим – практически невозможно. Отсюда и повышенная тюремная осторожность, взвешенность, вежливость, педантичность – ведь всего одна ошибка, заключающаяся даже в неосторожной фразе, может стоить очень и очень много. Любой опытный заключённый знает, что если люди, помещённые вместе в замкнутом пространстве, начнут конфликтовать, то пострадают абсолютно все, поэтому конфликты пресекаются на корню, а в ходу вежливость и спокойствие. Что не прощается, так это любые намёки на гомосексуализм, даже простая фраза “Иди ты на…” является поводом для жестокого наказания, потому что понимается буквально, а именно как предложение к нетрадиционному сексуальному акту.

Что ж, друзья мои, надеюсь я ответил ещё на пару вопросов о психологии заключённых. Призываю вас комментировать и задавать любые вопросы по теме. Возможно, напишу ещё несколько постов в продолжение, если вам будет интересно.

«От сумы и от тюрьмы не зарекайся» – гласит народная мудрость. Человек, побывавший в местах не столь отдаленных, уже никогда не будет прежним. Атмосфера тюрьмы накладывает определенный отпечаток на личности всех своих обитателей.

Пребывание в заключении коренным образом меняет психологию, характер и мировоззрение человека. Эти изменения чаще всего не в лучшую сторону, пусть даже человек морально становится сильнее. Содержание в одиночной камере, вообще, может привести к сумасшествию. После пяти лет заключения происходят необратимые изменения в психике, теряется индивидуальность личности, тюремные установки человек принимает за свои, и сидят эти установки очень крепко.

У большинства рецидивистов есть неосознанная потребность быть пойманными, чтобы снова попасть в тюрьму. На воле им непривычно, изменчиво, непонятно, как себя вести и куда дальше двигаться. Возможно, в тюрьме был заработан определенный статус и авторитет, который дался с трудом. На свободе этот статус ничего не значит, обществом накладывается клеймо бывшего зека. Внешне люди, побывавшие в тюрьме, тоже меняются: часто у них холодный колючий взгляд, многие возвращаются с выбитыми зубами и отбитыми внутренними органами.

У работников исправительных учреждений также деформируется психика. Примечателен знаменитый Стэнфордский тюремный эксперимент, который был проведен американскими психологами в семидесятых годах прошлого века. В условной тюрьме, которую оборудовали в коридоре университета, добровольцы играли роли заключенных и надзирателей. Они достаточно быстро вникли в свои роли, и уже на второй день эксперимента между заключенными и надзирателями начались опасные конфликты. У трети надзирателей обнаружились садистские наклонности. Двоих заключенных из-за сильнейшего шока пришлось вывести из эксперимента раньше времени, у многих возникло эмоциональное расстройство. Эксперимент был закончен раньше времени. Этот эксперимент доказал, что ситуация воздействует на человека гораздо больше, чем его личные установки и воспитание.

Тюремные надзиратели быстро становятся грубыми, жесткими, властными, одновременно с этим испытывают огромное психологическое напряжение и нервный стресс.

Работники исправительных учреждений часто перенимают привычки заключенных: жаргон, музыкальные предпочтения. У них пропадает инициатива, теряется способность сопереживать, нарастает раздражительность, конфликтность, черствость. Крайняя форма такой психической деформации – рукоприкладство, оскорбления, грубость, садизм тюремных надзирателей.

Как тюрьма меняет человека

Как заключенные завлекают женщин?

Мы как-то с коллегой по работе решили расслабиться и выпить. Звонит её знакомый, ЗК, она так мило с ним щебетала, а мне было так одиноко… Потом я ему привет передала, она сказала, что я тут грущу, а я возьми и попроси: может и мне кого-нибудь там для души найдут, телефон свой дала, ну и всё, забыла об этом! А через несколько дней смс пришла, я такой-то, рост такой-то, и.т.д. Я перезвонила туда, трубку не взяли. Потом он позвонил сам! Через неделю мы выбирали имя нашей дочке… Завтра 8 месяцев как мы женаты!

Мечтала ли ты, что в тебя безумно влюбится сильный и мужественный мужчина, всецело преданный только тебе и готовый ради тебя свернуть горы? Мужчина, который защитит тебя от всех бед?

Именно такой образ эксплуатируют тюремные заключенные, рассылающие сотни любовных писем женщинам от 15 до 50 лет. И зачастую в этих нежных посланиях звучит тема несправедливости наказания. Заключенный выставляет себя жертвой обстоятельств или «злых людей», вызывая сочувствие к его страданиям. И, к сожалению, у многих женщин, вступающих в переписку с заключенными, «пожалеть» быстро переходит в «полюбить».

Самое главное в этих письмах и телефонных звонках — он искренне восхищен женщиной, мечтает о встречах, признается в любви, обещает исполнить любые её желания «когда мы будем вместе». Часто эти письма от имени разных мужчин на зоне пишут одни и те же профессиональные «копирайтеры».

Какие женщины находятся в группе риска?

Мы освободились 24 декабря. Всё хорошо было, любовь, нежность. Двое деток у нас маленьких. Он все документы восстановил, всё поделал. Только вот работу всё никак найти не мог. Устроиться удалось только в конце февраля… и тут он начал пить. Всё ему не то, всё ему не это. С работы пьяный приходить стал, мало ему, денег нет, он к друзьям своим прежним. Мог дома не ночевать. В очередной такой загул я ему сказала, что не могу так больше, что проблему надо решать. А он мне говорит: «Я не могу быть трезвым, я устаю от семьи, дети бегают туда сюда». Ну, а мне зачем такое нужно. Я собрала вещи и решила уйти… вникуда… В тот вечер он меня избил… Выбил зубы, половина лица была синего цвета! И всё это дети видели. Еле ноги унесла, друзья помогли, спрятали, он звонил всем с угрозами. А потом проспался, понял, что наделал, и начал умолять простить, на коленях ползал, плакал. Я, дура, простила! Вернулась в квартиру. Он с работы приходил, с детьми играл, всё как в хорошей семье… Прошло 2 недели! И всё повторилось. Сейчас я подала на развод!!! Он говорит, что виновата во всем я, мол знала, за кого замуж выходила!!! Это не считая, что я ради него лишилась всего: близких, квартиры, друзей. Приехала в это захолустье, ждала его. И вот сейчас мне с детками вообще некуда идти. А он еще и говорит, что не даст мне спокойно жить!!! Суд дал нам на примирение 3 месяца…

Это очень страшно, но факт: в той или иной степени в группе риска могут находиться практически все женщины. Кто-то больше, кто-то меньше, но все. Мы только сейчас узнаем такие слова как «самооценка», «психо-травма», «зависимые отношения», «насилие». Мы узнаем, что семьи, где есть зависимые люди, где авторитарны или наоборот, очень ведомы родители, сильно в целом влияют на восприятие ребенком действительности. Мы вырастаем с «черной дырой» в душе. С неустойчивой самооценкой, с восприятием себя как недостойного любви. Но желание любви по‑прежнему с нами. А так как мы часто недополучаем базовых вещей, безусловного принятия, которое мы можем получить только от родителей в младенчестве, то мы ищем его у других людей. И мы готовы на многое закрыть глаза, психика защищается от боли и разочарования, отрицая очевидные вещи. Нас достаточно, как котенка-сироту, погладить, и мы готовы идти за этим человеком куда угодно.

Каким образом формируется зависимость от этих отношений?

Мы дома. Радости у меня нет. Была гораздо счастливее пока он был там. Так ему и говорю. Я заочница- ждала полтора года. Ездила и на ДС, и передачки возила, и все как у всех Вытащила его по УДО. Три месяца бухает. Опять полез в криминал. Гоп-стоп и т. д. Четыре капельницы и неделя в наркологичке, после которой он в день выхода нажрался до поросячьего визга. Уже и вены себе резал. Нет ни мне покоя, ни ему. Помощь мою не принимает: просто будь рядом. Где рядом? Мотаться с тобой по сомнительным компаниям и пить? Не для меня. Живем в одном городе. Он с мамой, я дома с родителями. Говорит, жили бы вместе- все было бы по‑другому. Отвечаю: «Иди работай, снимай жилье, я буду рядом». Типа, нигде не берут. Но пытаться ее поискать — нет времени. На улице хорошая погода, и водка рекой. В редкие минуты протрезвления — плачет. «Я тебя теряю, без тебя мне не жить», но что-либо изменить сам не хочет. Мучаюсь и жалею, и уже просто тупо и эгоистично жду, когда душа перестанет ныть и болеть за него, и смогу спокойно уйти и не оглядываться. Будущего там нет и не будет. Отдаю дань счастливым моментам, которые у нас были Вот и все. Конец.

Влюбившись в созданную профессионалами сказку, женщина оказывается в эмоциональной зависимости от своих иллюзий. В общем и целом — это бегство от сложностей той реальности, в которой она живет. Восхищенный и любящий её мужчина воспринимается заколдованным принцем из сказки «Красавица и чудовище». И женщина искренне верит, что любовь «расколдует» её героя. Он выйдет на свободу и создаст ей обещанный в письмах идеальный мир.

Так женщина доверчиво попадает в зависимость. Наступает подмена действительного иллюзорным. Отныне её будущее связано только с любимым, и женщина вынуждена играть по его правилам, разделяя его ценности и соблюдая кодекс поведения жены заключенного. В таком слиянии невозможно адекватно воспринимать свою любовь. Любые попытки друзей показать «истинное лицо» принца отвергаются. Признать реальность или отказать для неё невозможно: в случае неправильного поведения её ждёт болезненная потеря тех отношений, что у нее есть.

Психика обладает способом самосохранения от разрушения. Это психологические защиты: отрицание и вытеснение дают возможность постепенно пережить удары от боли и горя, давая постепенность в проживании потерь. Но эти же психологические защиты срабатывают и тогда, когда мы хотим спрятаться и от других видов боли: от той правды, в которую верить слишком тяжело для нас, от крушений наших иллюзий. Просто потому что очень хотим им верить, жаждем любви и принятия. Поэтому мы можем долго заблуждаться по поводу того, какими являются люди рядом с нами. Этот механизм работает не только в случае отношений с заключенным, но и в отношениях с зависимыми людьми, так же в отношениях где есть психологическое и физическое насилие. Одна из ярких примеров самозащиты психики — это «стокгольмский» синдром. Когда жертва насилия влюбляется в насильника.

Почему опасны эти отношения?

Если коротко и по теме: познакомились по смс, ждала почти 2 года. Ждала, любила и ездила на кс и дс. Приехал ко мне, помогла с работой. Через время начал пить и бросил работу, потом другую. Когда не стало сил бороться, приняла решение расстаться. Он решил за это мстить. Прожили 5 мес. После расставания он остался жить в моем городе. 2 месяца не давал покоя, угрожал, портил имущество. За что милиция забрала его на трое суток. Сейчас вроде бы успокоился. Спивается. Никакой обиды, злости у меня на него нет. Я его в душе с миром отпустила. Вот такая история. он мне в письмах писал, всё будет хорошо! Да, у меня всё будет хорошо, только уже без него!

Но, к сожалению, все эти истории зачастую заканчиваются очень печально. Преступник выходит на свободу. Бесчисленные трагедии обворованных и избитых «тюремных жён» всегда однотипны и не веселы. Но желание пережить яркие эмоции, необходимость ощутить себя любимой и желанной снова толкает таких женщин в объятия заключенного. И снова возникает наивная рационализация: «Он выйдет на свободу изменившимся человеком». Увы, так не бывает.

К сожалению, попадая в подобного рода отношения, мы не только можем стать жертвами мошенничества и обмана, но и не живем своей собственной реальной жизнью. Возможно, для того чтобы даже решиться справиться со сложностями, которые в ней возникают, нужно обратиться за профессиональной помощью, возможно для решения их необходимо проделать большой и сложный путь. Но тогда у нас есть вероятность иметь именно те отношения с людьми, которых мы желаем. И быть счастливыми в них.

Благодарим за помощь в подготовке материала психолога НП «Е.В.А» Светлану Гаврилову и психолога Ольгу Юрковскую

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.

Я соглашаюсь с правилами сайта ← Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook

Издавна народная молва и песни, а сейчас нередко средства массовой информации и писатели детективов идеализируют обитателей зон и тюрем. Их воображение, оторванное от реальности, рисует им этакий романтический образ сидельца — благородный разбойник с замашками Робин Гуда. Сам я провел за решеткой двенадцать лет и утверждаю, что за колючую проволоку (за редчайшим исключением) попадают не лучшие представители человечества.

Все рассказы про воровские понятия — красивые сказки. В неволе очень немногие могут жить сносно. Сильные и хитрые подавляют слабых и туповатых. Особенно трудно первоходам — они не знают нравов тюрьмы и нередко попадают впросак не но собственной глупости, а потому что не догадываются об обычаях и порядках, царящих в камерах. Иногда безобидные на первый взгляд слова по укоренившейся годами традиции таят в себе скрытый смысл.

В местах лишения свободы народ общается совсем иначе, чем на воле. Как я уже говорил, многие слова имеют другое значение. Из-за этого приходится следить за «базаром» и быть постоянно начеку. Иначе ты можешь невольно оскорбить собеседника или сам нарваться на грубость. Или поставить себя в смешное положение.

Все россияне, конечно, наслышаны, что означают среди засиженной братии выражения «козел» и «петух».

Многие зэки — тонкие психологи, потому что годами очень тесно общаются с массой народа и видят, кого можно задевать, а кого нет. Задевать так, чтоб не поставили на место окружающие.

Морально слабого унижают скрытым смыслом прибаутки. Горе тому, кто не знает, как правильно ответить на враждебные выпады. Защита должна быть адекватной нападению. В каком-то случае надо посмеяться. В другом — ответить на грубость грубостью. В третьем — без промедления ударить острослова.

Простой пример. Один сокамерник говорит другому: «Сегодня видел сон, в нем ты меня от смерти спас. Идем мы по пустыне, меня змея укусила, а ты яд отсасывал. Змея-то меня в член цапнула». Или скажет: «Нравится мне в тебе одна черта. Та, что между булок (ягодиц) находится». Здесь, конечно, надо смотреть на личность собеседника — насколько он вам близок, как он котируется в зоновской иерархии. Или обратить все в шутку, или дать по голове.

Особенно много прибауток у зэков направлено на обсуждение гомосексуальных тем. Зэки часто обмениваются шпильками в адрес друг друга. Не дай Бог. если ты в душе мыло уронил — нагнешься за ним и тут же услышишь: «О, это он, наверное, специально сделал!»

Витают в воздухе стихи в том же духе. К примеру: «Лучше нет влагалища, чем очко товарища», «Кто кого поборет, тот того и порет», «Жили-были два Ивана, жили-были без девчат, завалил Иван Ивана, только яйца и торчат». Или: «Петуха „имел» за баней. Журавли летели. Петух на х** серанул — сапоги слетели».

Подобные «шедевры» можно перечислять часами. Арестанты вообще на серьезные темы говорят только с очень близкими товарищами, «семейниками». С остальными перекидываются шуточками. Своеобразная защитная реакция от окружающего мира. Хотя близкие знакомые, имеющие авторитет, могут позволить по отношению к равным себе любые фразы, заодно бросая и вызов толпе. Один кричит: «О, тебя еще не трахнули!» В ответ слышит: «Трахнуть-то трахнули, но доказать не могут».

Первое, на чем можно «опустить» новичка, не прибегая к беспределу, это азартные игры. Все наслышаны, что, попадая на нары, играть «на интерес» не стоит. И поэтому напрямую осторожному зэку делать ставки не предложат. Но вовлечь в игру можно так: «Давай сыграем, а то скучно»,— «Я не хочу»,— ответит вновь поступивший. «Да не боись, мы на просто так перекинемся». Если согласился и проиграешь — предъявят. Фраза «просто так» означает «просто — в жопу», «так — в рот». Окружающие подтвердят, что это соответствует действительности.

Или садится играть новичок и засиженный урка. После одной партии урка предлагает: «Так неинтересно, давай на сигареты или спички играть, ставка — по одной». После очередного кона спрашивает: «Ну что, еще по штуке?..» Выиграв, заявляет, что проигравший дает одну штуку (тысячу) рублей или баксов. Такое, конечно, прокатывает с туповатыми, запуганными «чертями», но в тюрьмах их немало.

Есть опасность и в честных играх, если сразу не просчитаешь ситуацию. Предлагает сразиться в шахматы — двадцать партий. Ставка — сигарета, в случае ничьей — ставка удваивается. Предложение поступает от очень опытного игрока. Он делает двадцать ничьих. И если первый взнос — одна сигарета, то в конце цифра вырастает до 588 608 штук. Арифметическая прогрессия!

Хотя при тех порядках, которые царят сейчас за решеткой, долги отдают немногие. Обычно бегут жаловаться операм. Те вызовут игровых и предупредят, чтобы не трогали проигравшего. Кому охота получить дополнительный срок, разобравшись с должником? Правда, с некоторых честных удается получить деньги, вещи. Бывает, родственники с воли помогают расплачиваться.

Ссоры, драки, убийства нередко случаются в камере из-за ерунды. Причины лежат на поверхности: девяносто процентов арестантов имеют психические отклонения. Нельзя не учитывать таких факторов, как постоянные стрессы, половое воздержание, перенаселенность. Отсюда — нервные срывы. Невинный спор может перерасти в поножовщину. За решеткой не редкость водка, брага, самогон.

Хотя ничего страшного в неволе нет. Сильные духом становятся только сильнее. Если психопаты заезжают, их состояние только ухудшается. Про таких я, кстати, говорю: они не нервные, а распущенные.

Выкидывая всевозможные фортели, такие психи выбирают, перед кем можно выпендриваться. Они ведь не станут прыгать, как настоящие больные, на более сильного или на автомат. Конечно, между нормой и психическим отклонением порой слишком тонкая грань. Как можно, к примеру, назвать человека нормальным, если он с ног до головы искололся татуировками или экспериментирует с половым членом, не только как я описывал ранее, но и совсем по-варварски. Например, ловят мышь, отрезают у нее уши. Делают два разреза на своей крайней плоти и пробуют вживлять туда мышиный орган слуха. Свято веря, что такое возможно. Все нередко кончается нагноением и ампутацией мужского достоинства, длительным лечением.

Впрочем, многие только и мечтают попасть на больничную койку. Любым путем. Не секрет, что в зонах и тюрьмах жизнь тяжелая. В больницах для зэков нравы помягче. Кстати, вопреки общепринятому мнению, в этих заведениях нормально лечат и обращаются с пациентами. На фоне серых будней попасть в санчасть — как на курорт съездить. Но ведь для этого надо еще ухитриться заболеть. Вот некоторые и занимаются членовредительством. На жаргоне — делают мастырку. Часто сдуру калечат себя. Способов (помимо манипуляций с пенисом) великое множество. Соскабливают с зубов налет и загоняют под кожу руки или ноги. Вскоре начинается заражение. Бывает гангрена и как следствие — ампутация. К таким же печальным последствиям может привести действо, когда зэк набирает шприц чужой слюны и вводит ее в свою конечность. Чтобы вызвать высокую температуру, в вену загоняют холодную воду. Мастырщики «косят» на язву, принимая внутрь хлорку.

Иногда глотают «якорь»: затачивают оба конца булавки, разгибают ее в другую сторону до упора (отпусти — спружинит), засовывают в половину карамельки, глотают. Желудочный сок разъедает конфету, и булавка возвращается в прежнее положение, впивается в стенки желудка. Естественно, неминуемы хирургическое вмешательство и инвалидность. Есть еще много способов съехать на больницу, но вам они, конечно, неинтересны. Вы так делать не станете, даже за решеткой.

Расскажу лучше, как, кроме мастурбации и гомосексуализма, зэки себя удовлетворяют. Все, конечно, наслышаны, что в местах лишения свободы процветает педерастия. Но не всякому нравится иметь партнера того же пола. И не всегда «петухи» доступны. В зоне их полно, а в тюрьме «обиженных» не обязательно содержат с «мужиками». Остается — мастурбация. Многие только так и снижают напряжение. Но есть среди заключенных и не очень брезгливые люди с извращенной фантазией. Для полового удовлетворения они используют весьма экзотические приемы. В СИЗО раз в неделю камеры обходит медицинский работник. Спрашивает, кто чем болен, и может выдать немудреное лекарство. Некоторые просят валерьянку. Применяют капли весьма своеобразно. По территории изолятора бегает много кошек. Зэк мажет валерьянкой гениталии, а кот их интенсивно лижет, пока извращенец не достигнет оргазма. Бедных животных используют и по-другому. Кота сажают в валенок или сапог вперед головой, чтоб не царапался. Потом несчастное животное насилуют в задний проход. Само собой, шансов выжить после такой экзекуции у кота нет. Но подобное глумление над меньшими братьями — редкое исключение.

Самый извращенно-эксклюзивный метод секс-разрядки следующий. Во многих камерах сейчас есть тазики для стирки. В таз садится голый зэк, чтобы из воды торчала его крайняя плоть. Поймав большую муху и оторвав у нее крылья, сажает ее на головку пениса. Муха в воду не пойдет, улететь не может, вот и носится как угорелая. Удовольствие в тюрьме — редкость, разрядка наступает быстро…

Таких случаев вообще единицы. Для этого надо, чтобы в камере одни скотонидоры собрались. Нормальные люди им так развлекаться не позволят.

Вернемся еще раз к разговору о беспределе. Вообще, кричать о нем и несправедливости глупо. Раз к вам на протяжении длительного времени плохо относятся, виноваты только вы. Почему иные зэки в шестьдесят килограммов весом ходят в авторитетах, а в то же время сильные стодвадцатикилограммовые парни ошиваются в «шестерках»? В неволе, как и везде, все в ваших руках. При коммунистах людям задурили голову лозунгами о всеобщем равенстве. До сих пор многие, поступая как подонки, являясь идиотами и лентяями, хотят жить хорошо и богато. За хорошую жизнь бороться надо. Обычно к человеку относятся так, как он позволяет к себе относиться. Конечно, есть редкие случаи, когда нарвешься на отморозков, которые прессанут ради забавы. И все равно они тиранят только слабых. Иногда удивляешься, как человек ломается в тюрьме. Опускается из-за

собственной трусости. В беспредельных хатах и зонах есть старый прикол. Новичку с порога начинают задавать вопросы: кем живешь, нет ли но жизни косяков (проступков)? Главное — нормально ответить, независимо держаться. Есть люди, начинающие сразу «вестись» (излишне нервничать). Таких начинают разводить, пугать, наезжать потихоньку. Спрашивают: чего это ты ведешься, может, что-то за собой чувствуешь? Если новичок нелепо оправдывается, усиливают нажим: «Слушай, а может, ты пидор?» Порядочный арестант должен жестко ответить за такое оскорбление. Трусы лепечут: «Нет, я не пидор». Их окончательно добивают: «Знаешь, мы в этом сомневаемся. Есть способ доказать, что ты не „петух“. Мы все здесь засиженные рецидивисты, постоянно трахаем педиков, кое в чем разбираемся. Покажи нам дырку в заднице, по ее структуре мы поймем, „баловался» ли ты „под хвост» или нет». Находятся идиоты, снимающие штаны и раздвигающие ягодицы. Хотя можно без драки поставить «махновца» на место. Сказать, что легко проверить, трахаюсь я в попу или нет. Я сяду в таз с водой, а ты будешь мне в член дуть. Если у меня из жопы пузыри пойдут, значит, трахаюсь.

Вообще, давно известно: так, как вредят себе сами зэки, не навредят никакие менты. Последние только охраняют, а арестанты варятся в собственном соку. Да взять хотя бы ситуацию с теми же жалобами, когда кто-то кричит: «Меня сдали». Напрашивается вопрос: «Не от тебя ли узнали?» Закладывая человека, стукач ничего не выдумывает. Он всего лишь передает операм услышанное. Хотя ранее я про них рассказывал, но тема эта интересная, остановлюсь подробнее.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.