Эпидемия холеры 1970

История мировых эпидемий, часть 2

В первой части Истории мировых эпидемий мы поговорили о чуме и оспе. Сегодня мы будем вспоминать те ужасы, которые нам «подарили» холера — её вспышки наблюдались 7 раз менее чем за 200 лет, и тиф — только во время Первой мировой в России и Польше от него умерли 3,5 миллиона человек.


Иллюстрация 1866 года. Источник

Холера

Холера вызывается подвижными бактериями — холерным вибрионом, Vibrio cholerae. Вибрионы размножаются в планктоне в солёной и пресной воде. Механизм заражения холерой — фекально-оральный. Возбудитель выводится из организма с фекалиями, мочой или рвотой, а проникает в новый организм через рот — с грязной водой или через не немытые руки. К эпидемиям приводит смешение сточных вод с питьевой водой и отсутствие обеззараживания.

Бактерии выделяют экзотоксин, который в организме человека приводит к выходу ионов и воды из кишечника, что приводит к диарее и обезвоживанию. Некоторые разновидности бактерии вызывают холеру, другие — холероподобную дизентерию.

Болезнь приводит к гиповолемическому шоку — это состояние, обусловленное быстрым уменьшением объёма крови из-за потери воды, и к смерти.

Холера известна человечеству ещё со времён «отца медицины» Гиппократа, умершего между 377 и 356 годами до нашей эры. Он описывал болезнь задолго до первой пандемии, начавшейся в 1816 году. Все пандемии распространялись из долины Ганга. Распространению способствовали жара, загрязнение вод и массовое скопление людей у рек.

Возбудитель холеры был выделен Робертом Кохом в 1883 году. Родоначальник микробиологии в период вспышек холеры в Египте и Индии из испражнений больных и кишечного содержимого трупов погибших, а также из воды выращивал микробы на покрытых желатином стеклянных пластинах. Он сумел выделить микробы, имевшие вид изогнутых палочек, похожих на запятую. Вибрионы назвали «Запятой Коха».

Учёные выделяют семь пандемий холеры:

  1. Первая пандемия, 1816—1824 гг.
  2. Вторая пандемия, 1829—1851 гг.
  3. Третья пандемия, 1852—1860 гг.
  4. Четвертая пандемия, 1863—1875 гг.
  5. Пятая пандемия, 1881—1896 гг.
  6. Шестая пандемия, 1899—1923 гг.
  7. Седьмая пандемия, 1961—1975 гг.

Возможной причиной первой эпидемии холеры была аномальная погода, вызвавшая мутацию холерного вибриона. В апреле 1815 года произошло извержение вулкана Тамбора на территории нынешней Индонезии, катастрофа в 7 баллов унесла жизни десяти тысяч жителей острова. Затем погибли до 50&nbsp000 человек от последствия, включая голод.

Одним из последствий извержения стал «год без лета». В марте 1816 года в Европе была зима, в апреле и мае было много дождей и града, в июне и июле в Америке были заморозки. Германию терзали бури, в Швейцарии каждый месяц выпадал снег. Мутация холерного вибриона, возможно, вкупе с голодом из-за холодной погоды, способствовала распространению холеры в 1817 году во всех странах Азии. От Ганга болезнь дошла до Астрахани. В Бангкоке погибли от 30 000 человек.

Остановить пандемию смог тот же фактор, что послужил её началом: аномальный холод 1823-1824 года. Всего первая пандемия продлилась восемь лет, с 1816 по 1824 года.

Спокойствие было недолгим. Всего через пять лет, в 1829 году, на берегах Ганга вспыхнула вторая пандемия. Она продлилась уже 20 лет — до 1851 года. Колониальная торговля, усовершенствованная транспортная инфраструктура, передвижения армий помогали болезни распространяться по миру. Холера дошла до Европы, США и Японии. И, конечно, она пришла в Россию. Пик в нашей стране пришёлся 1830-1831 годы. По России прокатились холерные бунты. Крестьяне, рабочие и солдаты отказывались терпеть карантин и высокие цены на продукты и потому убивали офицеров, купцов и врачей.

В России в период второй эпидемии холеры заболели 466&nbsp457 человек, из которых умерли 197&nbsp069 человек. Распространению способствовало возвращение из Азии русской армии после войн с персами и турками.


Император Николай I своим присутствием усмиряет холерный бунт в Санкт-Петербурге в 1831 году. Литография из французского периодического издания Album Cosmopolite. Датирована 1839 годом. Источник

Третью пандемию относят к периоду с 1852 по 1860 год. На этот раз только в России умерли более миллиона человек.

В 1854 году в Лондоне от холеры умерли 616 человек. С канализацией и водоснабжением в этом городе было много проблем, и эпидемия привела к тому, что над ними начали задумываться. До конца XVI века лондонцы брали воду из колодцев и Темзы, а также за деньги из специальных цистерн. Затем в течение двухсот лет вдоль Темзы установили насосы, которые стали качать воду в несколько районов города. Но в 1815 году в ту же Темзу разрешили вывести канализацию. Люди умывались, пили, готовили пищу на воде, которая затем наполнялась их же отходами жизнедеятельности — в течение целых семи лет. Сточные ямы, которых в то время в Лондоне было около 200 тысяч, не чистились, что привело к «Великому зловонию» 1858 года.

Лондонский врач Джон Сноу в 1854 году установил, что болезнь передаётся через загрязнённую воду. Общество на эту новость не обратило особого внимания. Сноу пришлось доказывать свою точку зрения властям. Сначала он убедил снять ручку водозаборной колонки на Брод-Стрит, где был очаг эпидемии. Затем он составил карту случаев холеры, которая показала связь между местами заболевания и его источниками. Наибольшее число умерших было зафиксировано на окрестности именно этой водозаборной колонки. Было одно исключение: никто не умер в монастыре. Ответ был прост — монахи пили исключительно пиво собственного производства. Через пять лет была принята новая схема канализационной системы.


Объявление в Лондоне, распространяемое в 1854 году, предписывало употреблять только кипячёную воду

Седьмая, последняя на сегодня пандемия холеры, началась в 1961 году. Она была вызвана более стойким в окружающей среде холерным вибрионом, получившим название Эль-Тор — по названию карантинной станции, на которой мутировавший вибрион обнаружил в 1905 году.

К 1970 году холера Эль-Тор охватила 39 стран. К 1975 она наблюдалась в 30 странах мира. На данный момент опасность завоза холеры из некоторых стран не ушла.

Высочайшую скорость распространения инфекции показывает тот факт, что в 1977 году вспышка холеры на Ближнем Востоке всего за месяц распространилась на одиннадцать сопредельных стран, включая Сирию, Иордан, Ливан и Иран.


Обложка журнала начала XX века

В 2016 году холера не так страшна, как сто и двести лет назад. Гораздо большему количеству людей доступна чистая вода, канализация редко выводится в те же водоёмы, из которых люди пьют. Очистные сооружения и водопровод находятся на абсолютно другом уровне, с несколькими степенями очистки.

Хотя в некоторых странах вспышки холеры происходят до сих пор. Один из последних на данный момент случаев эпидемии холеры начался (и продолжается) на Гаити в 2010 году. Всего были заражены более 800 000 человек. В пиковые периоды за день заболевали до 200 человек. В стране живут 9,8 миллиона человек, то есть холера затронула почти 10% населения. Считают, что начало эпидемии положили непальские миротворцы, которые занесли холеру в одну из главных рек страны.

8 ноября 2016 года в стране объявили о массовой вакцинации. В течение нескольких недель планируют вакцинировать 800 000 человек.


Холера на Гаити. Фото: РИА Новости

В октябре 2016 года сообщалось, что в Адене, втором по величине городе Йемена, зафиксировали двести случаев заболевания холерой, при этом девять человек умерли. Болезнь распространилась через питьевую воду. Проблема усугубляется голодом и войной. По последним данным, во всём Йемене холеру подозревают у 4 116 человек.

Тиф

Под названием «тиф», что в переводе с древнегреческого означает «помрачнение сознания», скрываются сразу несколько инфекционных заболеваний. У них есть один общий знаменатель — они сопровождаются нарушениями психики на фоне лихорадки и интоксикации. Брюшной тиф был выделен в отдельное заболевание в 1829 году, возвратный — в 1843 году. До этого у всех подобных болезней было одно название.

Сыпной тиф

Группа инфекционных заболеваний под общим названием «сыпной тиф» вызывается бактериями риккетсиями — внутриклеточными паразитами, названными по имени Ховарда Тейлора Риккетса (на фото), описавшего в 1909 году возбудителя пятнистой лихораки Скалистых гор.

В США эта лихорадка распространена и сейчас, ежегодно регистрируется до 650 случаев болезни. О распространении говорит тот факт что в период с 1981 по 1996 годы лихорадка встречалась в каждом штате США, кроме Гавайи, Вермонт, Мэн и Аляска. Даже сегодня, когда медицина находится на гораздо более высоком уровне, смертность составляет 5-8%. До изобретения антибиотиков количество летальных исходов доходило до 30%.

В 1908 году Николай Фёдорович Гамалея доказал, что бактерии, вызывающие сыпной тиф, передаются вшами. Чаще всего — платяными, что подтверждают вспышки в холодное время года, периоды «завшивленности». Гамалея обосновал значение дезинсекции в целях борьбы с тифом.

Бактерии проникают в организм через начёсы или другие повреждения кожи.
После того, как вошь укусила человека, болезнь может не наступить. Но как только человек начинает чесаться, он втирает выделения кишечника вши, в которых содержатся риккетсии. Через 10-14 дней, после инкубационного периода, начинается озноб, лихорадка, головная боль. Через несколько дней появляется розовая сыпь. У больных наблюдается дезориентация, нарушения речи, температура до 40 °C. Смертность во время эпидемии может составить до 50%.

В 1942 году Алексей Васильевич Пшеничнов, советский учёный в области микробиологии и эпидемиологии, внёс огромный вклад методологию профилактики и лечения сыпного тифа и разработал вакцину против него. Сложность в создании вакцины была в том, что риккетсии нельзя культивировать обычными методами — бактериям необходимы живые клетки животного или человека. Советский учёный разработал оригинальный метод заражения кровососущих насекомых. Благодаря быстрому запуску в нескольких институтах производства этой вакцины во время Великой Отечественной войны СССР удалось избежать эпидемии.

Время первой эпидемии тифа определили в 2006 году, когда исследовали останки людей, найденных в братской могиле под Афинским акрополем. «Чума Фукидида» за один год в 430 году до нашей эры болезнь убила более трети населения Афин. Современные молекулярно-генетические методы позволили обнаружить ДНК возбудителя сыпного тифа.

Тиф иногда поражал армии эффективнее, чем живой противник. Вторая крупная эпидемия этой болезни датируется 1505-1530 годами. Итальянский врач Фракастор наблюдал за ней во французских войсках, осаждавших Неаполь. Тогда отмечали высокую смертность и заболеваемость до 50%.

В Отечественной войне 1812 года Наполеон потерял треть войска от сыпного тифа. Армия Кутузова потеряла от этой болезни до 50% солдат. Следующая эпидемия в России была в 1917-1921 годах, на этот раз погибли около трёх миллионов человек.

Сейчас для лечения сыпного тифа используют антибиотики тетрациклиновой группы и левомицетин. Для профилактики заболевания используются две вакцины: Vi-полисахаридная вакцина и вакцина Ту21а, разработанная в 1970-х.

Брюшной тиф

Брюшной тиф характеризуется лихорадкой, интоксикацией, высыпаниями на коже и поражением лимфатической системы нижнего отдела тонкой кишки. Его вызывает бактерия Salmonella typhi. Бактерии передаются так же, как и в случае сыпного тифа — алиментарным, или фекально-оральным, способом. За 2000 год брюшным тифом во всём мире переболели 21,6 миллиона человек. Смертность составила 1%. Один из эффективных способов профилактики брюшного тифа — мытьё рук и посуды. А также внимательное отношение к питьевой воде.

У больных наблюдается сыпь — розеолы, брахикардия и гипотония, запор, увеличение объёмов печени и селезёнки и, что характерно для всех видов тифа, заторможенность, бред и галлюцинации. Больных госпитализируют, дают левомицетин и бисептол. В самых тяжёлых случаях используют ампициллин и гентамицин. При этом необходимо обильное питьё, возможно добавление глюкозно-солевых растворов. Все больные принимают стимуляторы выработки лейкоцитов и ангиопротекторы.

Возвратный тиф

После укуса клеща или вши, переносчика бактерии, у человека начинается первый приступ, который характеризуется ознобом, сменяемым жаром и головной болью с тошнотой. У больного поднимается температура, кожа высыхает, пульс учащается. Увеличивается печень и селезёнка, может развиться желтуха. Также отмечают признаки поражения сердца, бронхит и пневмонию.

От двух до шести дней продолжается приступ, который повторяется через 4-8 суток. Если для болезни после укуса вши характерны один-два приступа, то клещевой возвратный тиф вызывает четыре и более приступов, хотя они легче по клиническим проявлениям. Осложнения после болезни — миокардит, поражения глаз, абсцессы селезёнка, инфаркты, пневмония, временные параличи.

Для лечения используют антибиотики — пенициллин, левомицетин, хлортетрациклин, а также мышьяковистые препараты — новарсенол.

Летальный исход при возвратном тифе случается редко, за исключением случае в Центральной Африке. Как и остальные виды тифа, заболевание зависит от социально-экономических факторов — в частности, от питания. Эпидемии среди групп населения, которым недоступна квалифицированная медицинская помощь, могут приводить к смертности до 80%.

Во время Первой мировой в Судане от возвратного тифа погибли 100&nbsp000 человек, это 10% населения страны.


Эдвард Мунк. «У смертного одра (Лихорадка)». 1893 год

Чуму и оспу человечество сумело загнать в пробирку благодаря высокому уровню современной медицины, но даже эти болезни иногда прорываются к людям. А угроза холеры и тифа существует даже в развитых странах, что уж говорить о развивающихся, в которых в любой момент может вспыхнуть очередная эпидемия.

4 ноября 2016 года сообщалось, что эпидемия брюшного тифа угрожает Дагестану. В Махачкале госпитализировали около 500 человек с острой кишечной инфекцией после отравления водой. Два человека попали в реанимацию. Для предотвращения эпидемии Минздрав России планировал передать лекарственные препараты «Альгавак М»,»Вианвак», «Шигеллвак» и «Интести-бактериофаг».

Причиной заражения в Махачкале была водопроводная вода. Директор местного водоканала арестован, ещё двадцать три человека — под следствием. Сейчас того же опасаются жители Ростова.

В южных провинциях

Пандемии холеры продолжались в Евразии почти непрерывно на протяжении столетия — с 1816 по 1923 годы. Причиной такого распространения малоизвестной прежде болезни могла послужить мутация бактерии-возбудителя, произошедшая в Бенгалии в «год без лета». Аномальные погодные условия 1816 года современные учёные объясняют извержением вулкана Тамбора на территории Индонезии.

На территории России холера была впервые зафиксирована в 1823 году, когда для изучения загадочного заболевания в Астрахань были командированы из Петербурга доктора О. Ф. Калинский и С. Ф. Хотовицкий. В последующие шесть лет случаи холеры если и отмечались, то только спорадически. За пределами Астрахани первый холерный диагноз был поставлен в Оренбурге 26 августа 1829 года. В Бугульме болезнь объявилась 7 ноября, в Бугуруслане — 5 декабря. К февралю следующего года эпидемия на Южном Урале прекратилась. Всего было зафиксировано около 3500 случаев болезни, из них 865 со смертельным исходом.

Вторая пандемия распространялась гораздо быстрее, чем первая. Отчасти это объяснялось возвращением из Азии русской армии после нескольких лет войн (сначала с персами, потом с турками). Из Персии холера проникла летом 1830 года в Тифлис и в Астрахань. Малограмотные лекари и народ на первых порах принимали малоизвестное ещё заболевание за давно известную в России чуму. Когда подтвердилась первая смерть от холеры, жители Тифлиса первым делом устремились в храмы, однако это не помогло. По свидетельству французского консула, мещане стали разбегаться из заражённого города, и из 30 тысяч жителей к концу эпидемии в Тифлисе оставалось не более четвёртой части.

Центральная комиссия для пресечения холеры была образована 9 сентября 1830 года. В крупных городах было решено развернуть временные холерные больницы (в Москве — Ордынская, Басманная и т. д.). Возглавить борьбу с «моровым поветрием» царь поручил министру внутренних дел Закревскому, который «принял очень энергичные, но совершенно нелепые меры, всю Россию избороздил карантинами, — они совершенно парализовали хозяйственную жизнь страны, а эпидемии не остановили». Тысячи людей и лошадей с товарными обозами задерживались у застав, высиживая карантин. В тех, кто пытался пробраться через оцепления, приказано было стрелять.

Дом Апраксиных на Знаменке, приобретённый казной для размещения «холерного института»

Неслыханные прежде запреты на передвижение вызывали недовольство всех сословий и порождали холерные бунты. Так, в Тамбове 5-тысячная толпа горожан захватила губернатора, которого на следующий день пришлось вызволять конным жандармам. В Севастополе восставшие удерживали город в течение пяти дней.

Холера в Москве

О том, что «собачья смерть» пришла в Москву, в Петербурге узнали 24 сентября. Уже через 3 дня император Николай I покинул столицу и отправился в «белокаменную», чтобы не допустить повторения чумного бунта 1771 года. Торговля в городе прекратилась, банки перестали проводить платежи. Император оставался в Москве до 7 октября, чем предотвратил распространение паники. Мужество государя вызвало горячий отклик у подданных, о чём свидетельствует стихотворение Пушкина «Герой», подписанное: «29 сентября 1830 года. Москва».

Молодой Вадим Пассек, самоотверженно отдав себя в распоряжение холерного комитета, ставил на себе опыты «прилипчивости» холеры, благополучный исход которых помог смелее относиться к болезни и привлёк больше добровольцев. Это время он описал в очерке «Три дня в Москве во время холеры» («Молва», 1831, № 27—29). Подобные опыты в отношении диковинной болезни ставили на себе и некоторые медики. Эпидемия нанесла тяжёлый удар по медицинским кадрам, особенно среди молодёжи. Среди заразившихся были даже такие светила медицины, как Филипп Депп и Матвей Мудров.

С 23 сентября по 6 января по приказу генерал-губернатора князя Д. В. Голицына издавалась так называемая «холерная газета», целью которой было пресечение слухов и паники среди населения. Впрочем, реальные цифры заболевших в официальных бюллетенях занижались. Подсчитано, что к 13 ноября холерой заразились 4500 москвичей, из них 2340 умерли, 818 уже выздоровели. В Казанской губернии по состоянию на ноябрь было известно о 1403 заражённых, из которых 808 скончались. К концу января общее число пострадавших от болезни москвичей составляло 8576 человек.

Из писем москвича А. Я. БулгаковаПротивохолерный костюм (1832) был разработан по образу и подобию противочумного. 25 сентября 1830 года О другом не слышим здесь, как о холере, так что, право, надоело. Мы были довольны, веселы у княгини Хованской вечером; является Обресков, рассказывает, что у него кучер умирает холерою, всех дам перепугал по пустякам. Я у людей его спрашивал. Кучер просто напился, и его рвало беспощадно. 1 октября 1830 года Видел Рушковского, от коего Голицын требует окуривать все письма. Вообрази, какой это наводит страх в губерниях: в Москве чума! <…> Да государь-то какой ангел?! Всем известно, что он любит императрицу и детей своих, а он оставляет непринуждённо всё, что сердцу его дорого, ценно, чтобы лететь в Москву, которую описали ему жертвою смертоносной лютой заразы! Это будет в истории его написано золотыми буквами. 2 октября 1830 года А я всё-таки не верю холере. На улицах ловят всех пьяных и полупьяных (а пьют очень много, оказия славная с горя), берут в больницы, бродяг также. Всё это считается больными. Доктора поддерживают, что прежде говорили: выгода их, чтобы было сказано, что их стараниями холера уничтожена. Что будет — Богу известно, но до сих пор вижу я обыкновенные болезни, бывающие всякий год в это время от огурцов, капустных кочерыжек, яблоков и проч. Не я один так думаю; но противоположная партия сильнее. 3 октября 1830 года Во дворце, прежде чем быть допущенным наверх, большая проформа: надобно облить руки хлорной водою и прополоскать рот. Я всё-таки своё толкую, что нет холеры. Доказано, что мрут только пьяницы, обжоры, отощанные и те, кои сильно простужаются. Кто более рыскает всюду почтальонов, священников, кои больных исповедают и причащают, солдат, кои в куче живут? Нет больных, ни мёртвых такого рода ни в почтамте, ни между попами, ни в казармах. На что граф мне сказал, что болезнь не заразна, переходит не через прикосновение, а по воздуху, что это поветрие. 10 октября 1830 года По городу ходят разные россказни, кои наводят страх или уныние на умы слабые, а это большинство. Попасть в госпиталь и умереть почитают одним. Говорят, что священникам запрещено ходить на дома исповедовать и причащать и проч. Конечно, лучше всего не верить подобным рассказам, но зачем их рассеивают? Разговоры сии понудили начальство как бы оправдываться перед публикою в 16-м отчете о состоянии города. Всякий заметит, что здесь выздоравливают из 500 больных только 8, а в Ярославле из 69 — 20, в Рыбинске из 198 — 65 выздоровевших: стало быть, там лучше лечат или обходятся с больными. 11 октября 1830 года Положим, что мрут холерою, а не обыкновенными осенними болезнями; но мы видим, что в нашем классе ни один ещё не умер мнимою этой холерой, а всё в народе. Отчего? Болезнь не в воздухе, ибо мы глотаем один воздух с простым народом. Стало быть, смертность от невоздержания, пьянства, худой или неумеренной пищи. 14 октября 1830 года Как меня уверяли, Хлебников вылечивает в домах по 50 и 60 человек в день, за что несёт гонение от медиков. Главное — захватить в первую минуту и сильный пот произвесть, — сказал он Волкову, и мы этого держимся. Всего спасительнее: первое — не отягощать досыта желудка; второе — вино пить, но не напиваться; третье — на желудке носить фланель; четвёртое — не евши, не выезжать со двора и иметь на ногах тёплое.

Французская карикатура на холеру-морбус (1830) 16 октября 1830 года В полиции, попах и медиках действует корысть. Вот, слышал я, как делает Закревский: у него род дозоров, составленных из медиков, фельдшеров с разными лекарствами, пиявками и проч., объезжают город; приказано везде, где занеможет кто холерою, на крыши выставлять платок белый в виде знамени, а ночью — фонари; где команда видит знаки сии, туда тотчас въезжает, спрашивает больного и тотчас действует к его спасению. Все требуют Иверскую подымать, а в народе молва, что город только тогда избавится от холеры, когда икона Божьей Матери объездит все части города. Мы третий день не можем иметь образ; говорят, что в субботу повезут по Арбату, и тогда выйдем на улицу встречать. 19 октября 1830 года Фавсту сказывали, что на больнице, что в Смоленском рынке, нашли прибитой и припечатанной с четырёх углов следующую надпись: «Ежели доктора-немцы не перестанут морить русский народ, то мы их головами вымостим Москву!» Ежели это не умысел людей неблагонамеренных, то всё-таки шалость вредная. Верно, не отыщут; впрочем, в городе спокойно, а это важное обстоятельство в сии смутные времена. 13 ноября 1830 года Директриса французской труппы Карцева занемогла холерою, и актёры, кои не терпят её, говорят: «Хорошо, ибо вы увидите, что холера с нею не справится: она не выдержит, а не больная». 15 ноября 1830 года Болезнь идёт так хорошо, что вчера умерло только 20 человек. Полиция во зло употребляет выдачу свидетельств: являются совсем не холерные и остаются в больницах несколько дней, для того только, чтобы выйти одетыми, обутыми и с пятью рублями награждения. Где не заведётся злоупотребление? Все без изъятия ожидают с нетерпением расцепления города; подходит Рождество, это для Москвы и окружных селений — как другая макарьевская ярмарка: большие делаются продажи и закупки. 19 ноября 1830 года Приехал навестить меня князь Александр Михайлович Урусов. Я к нему выходил; и он становится хил, посидел довольно долго. Много толковали о холере. Он тоже моего мнения, что холера не прилипчива, спорил с самим государем, который ему изволил сказать: «Экий ты, братец, спорщик, ну так останемся всякий при своём мнении». Император полагаться должен на то, что ему доносят, а как господа медики врут и сбиваются во мнениях своих! Болезнь оканчивается, — так говорят, что она в товарах, что надобно их все окурить. Да на это надобно года два! В Москве, может быть, на 10 миллионов одного чаю, хорош будет хлоровый чай! Хороши будут материи шёлковые! Большие идут о сём прения; чем кончатся — не знаю.

Холера в Петербурге

Павел Федотов. «Во всём холера виновата».

Наступившая зима и правительственные карантины сдерживали наступление болезни на Петербург до июня 1831 года. На новый год А. Я. Булгаков писал из Москвы в столицу: «Да, брат, видно, что холера и морозов не боится. Закревский сказывал вчера, что она жестока оказалась в Киеве; но ежели (чего Боже сохрани!) окажется у вас, то докажет великий аргумент, что болезнь есть сильное поветрие, против коего все оцепления бесполезны, ибо чего ни делали, чтобы оградить Петербург от холеры? Здесь всё ещё есть хвостики холерные, но силу свою болезнь потеряла».

В апреле 1831 г. появились первые признаки холеры в Петербурге, вызвав здесь страшную панику. Внезапность действия болезни, её ужасные симптомы и то обстоятельство, что она непосредственно развивалась после дурной пищи и холодного питья, породили мысль, что люди заболевают и умирают вследствие отравления, в чём участвуют доктора и полиция. А так как появление холеры в Петрограде пришлось на время польского восстания, то огромное большинство жителей столицы приписывало эти мнимые отравления непосредственному действию, а также подкупам поляков. По всему городу разошлись и повторялись нелепые слухи о том, как поляки ходят ночью по огородам и посыпают овощи ядом; как, незаметно проходя в ворота домов, всыпают яд в стоящие во дворах бочки с водою; как зафрахтованные мятежниками корабли привозили целые грузы мышьяку и всыпали их в Неву и т. п. Взволнованные толпы народа ходили по улицам и всякого, кто им казался почему-нибудь «холерщиком», били и истязали, нередко до смерти.

Официально рекомендовалось иметь при себе раствор хлорной извести или крепкого уксуса, которым нужно было часто протирать руки, участки лица около носа, виски и пр. С этой же целью советовали носить в кармане хлориновую (белильную) известь. Каждого использовавшего вышеназванные средства ждали большие неприятности, так как в них видели отравителей. В лучшем случае их заставляли употребить все эти средства внутрь. Простолюдины начали ловить и избивать врачей, разбивать холерные кареты, громить больницы.

Во время июньского холерного бунта учреждённая на Сенной площади холерная больница была разорена, а два или три медика и столько же полицейских убиты. Дело дошло до того, что в течение целых трёх суток полиция и доктора прятались, и рассвирепевший народ делал, что хотел. На Сенной площади были выстроены войска и расставлено оружие. Лишь появление среди толпы народа императора Николая Павловича несколько успокоило народ.

По мере того как холера стала ослабевать в Петербурге, она появилась в Финляндии и в том же 1831 году достигла Лондона. Спеша оправдаться перед недовольным его успехами императором, министр Закревский отправился в Финляндию для принятия предохранительных мер против мора, а вместе с тем для исследования тайных слухов о привозе в Финляндию оружия и революционных замыслах местного дворянства. Несмотря на служебное рвение, Закревскому пришлось уйти в отставку после того, как его брат был «отдан под суд за то, что при появлении холеры в городе (кажется, Ржеве), где он городничим, уехал оттуда, оставив оный на произвол судьбы».

О размахе эпидемии свидетельствует число её жертв даже среди высших слоёв: несостоявшийся император Константин Павлович, знаменитый богач и сибарит Н. Б. Юсупов, бывший московский генерал-губернатор Ю. В. Долгоруков, бывший новороссийский генерал-губернатор А. Ф. Ланжерон, бывший министр внутренних дел В. С. Ланской, адмирал-путешественник В. М. Головнин, генерал-фельдмаршал И. И. Дибич, командовавший в то время действующей армией. Для обустройства многочисленных сирот, оставшихся после эпидемии, в Петербурге был организован сиротский институт. Аналогичное заведение в Москве позднее было реорганизовано в Александровское военное училище.

Борьба с холерой стала вехой в становлении русской медицины. Первые итоги изучения инфекции были подведены в коллективном труде «Трактат о повально-заразительной болезни — холере, бывшей в России в 1830 и 1831 годах» (СПб, 1831); тогда же была впервые сформулирована «мысль о заразительности холеры и роли людей в её распространении».

Из дневника петербуржца А. В. Никитенко 5 сентября 1830 года Ужасная болезнь холера-морбус в прошедшем месяце свирепствовала в Астрахани, оттуда двинулась в Саратов, Тамбов, Пензу и ныне посетила Вологду, как доносит о том местное начальство министру внутренних дел. В столице сильно беспокоятся. Болезнь сия, в самом деле, всего опаснее в большом городе: здесь настоящая её жатва, а может быть, и колыбель. 25 сентября 1830 года Холера уже в Москве. Это известно официально. Говорят, что она и в Твери. Итак, мы не на шутку готовимся принять сию ужасную гостью. В церквах молятся о спасении земли русской; простой народ, однако, охотнее посещает кабаки, чем храмы Господни; он один не унывает, тогда как в высших слоях общества царствует скорбь. По московской дороге, в Ижоре, учреждён род карантина, ибо вчера приехавший туда курьер умер, говорят, от холеры. Все спрыскиваются хлором, запасаются дёгтем и уксусом. Везде движение. Жизнь, почуяв врага, напрягается и готовится на борьбу с ним. 19 июня 1831 года Наконец холера со всеми своими ужасами явилась и в Петербурге. Повсюду берутся строгие меры предосторожности. Город в тоске. Почти все сообщения прерваны. Люди выходят из домов только по крайней необходимости или по должности. 27 июня 1831 года Тяжёл был вчерашний день. Жертвы падали вокруг меня, поражённые невидимым, но ужасным врагом. Попечитель до того растревожился, что сделался болен: а теперь болезнь и смерть синонимы. По крайней мере так думают все. В сердце моём начинает поселяться какое-то равнодушие к жизни. Из нескольких сот тысяч живущих теперь в Петербурге всякий стоит на краю гроба — сотни летят стремглав в бездну, которая зияет, так сказать, под ногами каждого. 28 июня 1831 года Болезнь свирепствует с адскою силой. Стоит выйти на улицу, чтобы встретить десятки гробов на пути к кладбищу. Народ от бунта перешёл к безмолвному глубокому унынию. Кажется, настала минута всеобщего разрушения, и люди, как приговорённые к смерти, бродят среди гробов, не зная, не пробил ли уже и их последний час. 3 июля 1831 года Вчера был у меня доктор Гассинг. Он говорит, что холера начинает несколько ослабевать. Третьего дня умерших было 277 человек, вчера 235. Сейчас получил записку от Деля, в которой он извещает меня, что в институте умерли от холеры четыре девицы, из них две моего класса.

Дальнейшее распространение

Холера завоёвывает Европу (1831)

Из-за карантинов помещики, разъехавшиеся на лето по своим усадьбам, с наступлением холодов не могли вернуться в Москву и оказались запертыми в деревне. В числе невольных узников оказались поэты П. А. Вяземский и А. С. Пушкин, который долгими осенними вечерами сочинял в Болдине «Повести Белкина» и «Маленькие трагедии», а также завершил роман «Евгений Онегин» (см. болдинская осень). Невесёлые мысли поэта о торжестве смерти в окружающем мире отразились в написанном в это время произведении «Пир во время чумы».

Отсутствие надёжной диагностики позволяло в каждой внезапной смерти подозревать холеру. Слухи о возвращении «индийской болезни» будоражили русское общество на протяжении всего последующего десятилетия. Характерная цитата из писем москвича того времени: «Алексей Бобринский сказывал, что у них холера около Тулы, что умер у него вдруг садовник; жена его, испугавшись, бежала оттуда, забрав всех детей, сперва в Богородск, а там едет сюда».

Новости о том, что страшная гостья из глубин Азии достигла порога Европы, вызывали ужас и оцепенение в Париже и Лондоне. Никогда со времени изгнания Наполеона в европейских столицах не ждали новостей из России с таким нетерпением, как в 1830 году. Хотя письма, приходившие из России, на западе с целью дезинфекции окунали в уксус, холера из России всё-таки проникла в Европу — как считалось, с русской армией, подавлявшей восстание поляков, хотя ещё накануне восстания, в августе 1830 года, болезнь уже свирепствовала на бывших землях польской короны (в частности, на Волыни). Это было первое появление экзотической восточной болезни в Европе, откуда она затем пробралась и в Западное полушарие.

Примечания

  1. Roderick E. McGrew. Russia and the Cholera: 1823—1832. University of Wisconsin Press, 1965.
  2. А. Г. Кацнельбоген. Общественная медицина в России: вторая половина XVIII-начало XIX века. Перемена, 1994. ISBN 5-88234-065-9. С. 89.
  3. BBC Radio 4 — In Our Time, 1816, the Year Without a Summer
  4. Калинский-Гелита, Осип Федорович // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.
  5. 1 2 Charlotte E. Henze. Disease, Health Care and Government in Late Imperial Russia: Life and Death on the Volga, 1823—1914. Taylor & Francis, 2010. ISBN 978-0-203-83397-1. P. 13.
  6. 1 2 Н. Ф. Гамалея. Собрание сочинений. Т. 1. Изд-во Академии мед. наук СССР, 1956. С. 143.
  7. 1 2 3 4 5 6 S.L. Kotar, J.E. Gessler. Cholera: A Worldwide History. McFarland, 2014. ISBN 978-0-7864-7242-0. P. 30-40.
  8. Викентий Вересаев. Спутники Пушкина. Т. 2. М., 1993. С. 88.
  9. 1 2 3 4 Закревский, Арсений Андреевич // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.
  10. Дубасов И. И. Тамбовская холерная смута в 1830—1831 гг. // «Исторический вестник», 1887, № 9.
  11. Холера в Москве (1830): Из писем Кристина к графине С. А. Бобринской. // Русский архив, 1884 год, кн. 3, № 5.
  12. Письма — Александр Я. Булгаков, Константин Я. Булгаков — Google Книги
  13. Николай I: личность и эпоха (новые материалы). Нестор-История, 2007. С. 366.
  14. Ведомости // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  15. Так, 30 сентября Голицын докладывал царю, что в городе заболевает не более 15 человек в сутки.
  16. Alexander M. Martin. Enlightened Metropolis: Constructing Imperial Moscow, 1762—1855. Oxford University Press, 2013. ISBN 978-0-19-164070-4. P. 259.
  17. Письма — Александр Я. Булгаков, Константин Я. Булгаков — Google Книги
  18. 1 2 Холера в Санкт-Петербурге
  19. Из письма А. Я. Булгакова брату от 24 августа 1831 г.
  20. Lib.ru/Классика: Никитенко Александр Васильевич. Дневник. Том 1
  21. С. Б. Рассадин. Драматург Пушкин: поэтика, идеи, эволюция. Искусство, 1977. С. 82.
  22. Письма — Александр Я. Булгаков, Константин Я. Булгаков — Google Книги
  23. Richard S. Ross. Contagion in Prussia, 1831: The Cholera Epidemic and the Threat of the Polish Uprising. McFarland, 2015. ISBN 978-0-7864-9772-0.
  24. Уже в августе 1831 года холера парализовала общественную жизнь в Берлине, где одной из её жертв пал философ Гегель.

> Ссылки

  • «Ведомости о состоянии столичного города Санкт-Петербурга» в путеводителе РНБ «Газеты в сети и вне её»

Анализ на брюшной тиф


Определение антител к сальмонелле тифи в крови рекомендуется пройти до начала приема антибиотиков.

Стоимость услуги по определению антител к сальмонелле тифи в крови может различаться в зависимости от лаборатории и срочности проведения исследования.
Узнать стоимость…

Медицинские работники частных медцентров обычно не только выдают бланк с результатами исследования, но и поясняют его содержание.
Получить консультацию…

Биоматериал на определение антител к сальмонелле тифи в крови можно сдать в частных и государственных больницах, поликлиниках и лабораториях.
Найти ближайшую лабораторию…

Частные медцентры могут выдать результаты исследования с помощью электронной почты, телефонного звонка, через личный кабинет, отправить курьером, а при необходимости — перевести заключение на английский язык.

Некоторые лаборатории предоставляют возможность срочного выполнения части исследований.

Медицина победила множество болезней. Такие опасные заболевания, как холера и оспа, сегодня почти не встречаются. Брюшной тиф, который еще сотню лет назад представлял огромную опасность для миллионов людей и уничтожал целые поселения до единого человека, тоже почти побежден. Почти, но не полностью.

Риск заразиться этой болезнью есть и в наши дни. Подхватить тиф можно и дома, и в путешествии. В таких странах, как Индия, Пакистан и Афганистан, Перу, Чили, Эквадор и Колумбия, Малайзия, Индонезия и Папуа-Новая Гвинея, а также во всей Центральной Африке тиф до сих пор является совершенно реальной угрозой. Эта болезнь особенно опасна тем, что заразиться ей очень просто, а симптомы брюшного тифа в начале заболевания легко спутать и с банальным пищевым отравлением, и с многими другими инфекциями.

Когда назначается анализ на брюшной тиф

Брюшной тиф — опасная инфекционная болезнь, которую вызывает сальмонелла S.typhi. Заразиться брюшным тифом несложно: достаточно съесть немытый фрукт, выпить зараженной воды, воспользоваться плохо промытой посудой или искупаться в водоеме, вода которого заражена бактериями. Инфекция может попасть в организм при контакте с зараженным человеком или через грязные руки.

Симптомы брюшного тифа неспецифичны, то есть совпадают с симптоматикой некоторых других заболеваний. Врач может заподозрить брюшной тиф, если пациент жалуется на:

  • диарею или запор;
  • кровь в кале или анальное кровотечение;
  • тошноту и рвоту;
  • снижение аппетита;
  • упадок сил, бессонницу, общую слабость, апатию;
  • плавное повышение температуры на протяжении 3–4 дней (температура может доходить до 40°C)
  • сильную жажду;
  • красную сыпь на коже;
  • серый налет на языке (кончик языка при этом остается ярко-красным);
  • боль в животе и правом подреберье.

Иногда к этим симптомам добавляется дезориентация и бред.

Если пациент незадолго до болезни бывал в странах, где брюшной тиф широко распространен, ел или пил что-то подозрительное или общался с кем-то с похожими симптомами, врач обязательно направит его сдавать анализ на брюшной тиф.

Интересный факт
Анализ на брюшной тиф — обязательное ежегодное исследование для работников детских и медучреждений, тех, кто работает в сфере общественного питания, пищевой промышленности и торговли продуктами.

Анализ на брюшной тиф делают незамедлительно, еще до начала курса лечения антибиотиками. Все дело в том, что уже через двое суток такой терапии выделить возбудителя болезни становится очень трудно, однако это вовсе не значит, что его нет.

Типы анализов

Для диагностики брюшного тифа в основном используются лабораторные методы, а биоматериалом для исследований является кровь. Вот типичный список исследований при подозрении на брюшной тиф:

  • Общий анализ крови. Это первое исследование при постановке диагноза. Общий анализ крови не дает 100% точного результата, однако позволяет косвенно установить наличие бактериального поражения. На это, в частности, указывает лейкопения и высокая СОЭ.
  • Биохимический анализ крови проводят, чтобы выявить наличие и концентрацию белков, вырабатывающихся во время острой стадии болезни.
  • Серологический анализ крови. Это исследование позволяет заметить антигены к сальмонелле, если с момента заражения прошло 4–5 дней. Для брюшного типа характерно наличие О-, Vi- и Н-антигенов.
  • Бактериальный посев. Надежный, но медленный метод, суть которого заключается в выращивании бактериальной культуры на питательной основе. Рост микрофлоры занимает около 5 дней и ускорить этот процесс нельзя. Зато по результатам специалисты могут не только идентифицировать бактерию, но и проверить, какие антибиотики наиболее действенны для ее уничтожения. Как правило, биоматериалом для посева становится кровь, но иногда используют мочу (на любом этапе болезни) или кал (по прошествии недели после заражения).
  • Реакция иммунной флуоресценции (РИФ) — точный и быстрый метод, который выявляет наличие антител к возбудителю брюшного тифа на самых ранних стадиях. Суть метода состоит в том, что в биоматериал добавляют помеченные флуоресцентными веществами антитела. Если в пробе имеются антигены возбудителя болезни, антитела связываются с ним, и исследователь может заметить специфическое свечение, рассматривая препарат в микроскоп.
  • Иммуноферментный анализ (ИФА), показывающий присутствие антител и антигенов. Считается высокочувствительным методом и позволяет определить не только факт наличия антител, но и их количество. Поэтому ИФА применяется не только для диагностики, но и для отслеживания динамики состояния больного.

На заметку
Согласно статистике ВОЗ ежегодно во всем мире более 20 миллионов человек заражаются брюшным тифом. Для 800 тысяч из них заболевание заканчивается смертью. Больше всего заболевших — в странах Африки и Индостана.

Как сдается анализ на брюшной тиф

На данный момент основным биоматериалом для диагностики брюшного тифа является кровь. На точность результатов могут повлиять многие факторы, поэтому перед тем, как сдавать анализ на брюшной тиф, следует подготовиться, а именно:

  • отказаться от приема лекарств за 72 часа до анализа. Если же в случае отказа может возникнуть риск для здоровья, необходимо проинформировать врача, что именно и в какой дозировке вы принимаете.
  • сдавать кровь натощак, лучше всего утром, примерно в 8–11 часов.
  • воздержаться от обильного ужина, а за сутки до анализа полностью отказаться от жирного, жареного, острого, копченого, молока и молочных продуктов, яиц.
  • за двое суток до анализа воздержаться от употребления алкоголя в любых дозах.
  • не курить перед сдачей анализа хотя бы пару часов.
  • постараться не нервничать и избегать физических нагрузок — и то, и другое заметно влияет на биохимию крови.
  • инструментальные исследования и физиотерапию лучше проводить после анализа крови, так как подобные вмешательства тоже могут сказаться на показателях и исказить результат.

Как прочитать результаты анализов

При брюшном тифе общий анализ крови показывает повышение количества лейкоцитов в первые два дня болезни и понижение в последующие дни. Характерно также повышенное количество лимфоцитов, увеличение количества тромбоцитов и высокая СОЭ.

Серологические исследования при брюшном тифе показывают наличие иммунных комплексов антиген-антитело. В бланке результатов при этом будет указано «положительно» и приведено общее количество иммунных комплексов. Если антител не выявлено, в бланке укажут «отрицательно».

На заметку
Не стоит путать брюшной, сыпной и возвратный тиф! Несмотря на сходные названия, это совершенно разные болезни, которые вызываются разными возбудителями. Брюшной тиф вызывают сальмонеллы, возвратный — спирохеты, а сыпной — риккетсии. Различны и способы заражения — если брюшной тиф передается от человека к человеку, то переносчиками возвратного и сыпного тифа являются вши, клещи и блохи.

Всегда ли результат «отрицательно» в бланке говорит об отсутствии заболевания?

Зачастую «отрицательно» означает, что человек не болен брюшным тифом. Однако антитела могут отсутствовать и на самых ранних стадиях развития болезни. В этом случае, если все остальные обследования указывают на тиф, врач назначит повторное обследование через несколько дней. «Отрицательно» также может означать, что человек был болен тифом, но выздоровел.

О чем говорит результат анализа на брюшной тиф «положительно»

Слово «положительно» при этом может говорить как о наличии брюшного тифа в острой стадии, так и о том, что человек в прошлом переболел тифом или является бессимптомным носителем этой инфекции. Хроническими носителями становятся примерно 3–4% переболевших брюшным тифом. Они сами могут не испытывать никаких неприятных симптомов, но при этом заражать других людей. Ложноположительный результат при анализах на брюшной тиф встречается крайне редко.

Как бы там ни было, результаты анализа — это еще не диагноз. Они предназначены для врача, и только специалист, сравнив результаты разных исследований, может сделать верный вывод, о чем идет речь — об острой либо хронической болезни или же о ложноположительном результате.

Где можно сдать биоматериал на анализ?

Анализ на брюшной тиф можно сдать в частных и государственных больницах, поликлиниках и лабораториях. Несмотря на то, что эта инфекция нетипична для России, диагностику тифа проводят практически везде, так как этот анализ необходим для получения санитарной книжки.

Разумеется, в частных клиниках вам придется заплатить за исследования, однако уровень комфорта в коммерческих учреждениях гораздо выше — вы можете записаться на анализ в любое удобное для вас время и выбрать лабораторию поближе к дому или к работе. За небольшую доплату можно заказать экспресс-анализ и получить результаты как можно быстрее, правда, по чисто техническим причинам эта опция доступна не для всех исследований. К достоинствам частных лабораторий следует отнести и удобство получения результата (в личном кабинете на сайте, по телефону или электронной почте, курьерской доставкой и т.д.).

Стоимость анализа крови на брюшной тиф

Серологический анализ в частных диагностических центрах обойдется примерно в 600–800 рублей. Общий анализ крови стоит около 300–400 рублей, биохимический анализ крови на иммуноглобулины при брюшном тифе стоит примерно столько же. Бактериологический посев в среднем стоит 700–900 рублей. Анализы методами РИФ и ИФА стоят приблизительно 500–800 рублей.

Специфика диагностики брюшного тифа такова, что для постановки точного диагноза требуется сопоставить результаты нескольких типов анализов. Лишь после этого врач сможет не только установить причину заболевания, но и определить стадию и назначить адекватное лечение.

О брюшной тифе

Не стоит путать брюшной и сыпной тифы. В переводе с греческого слово «тиф» ( τῦφος) обозначает нечто подобное туману, дыму, и этим термином старые врачи называли своеобразное помрачение сознания, заторможенность пациента, которая может встречаться как при острой кишечной инфекции, так и при сыпном тифе. Сыпной тиф не имеет никакого отношения к брюшному, кроме этого симптома. Он является кровяной инфекцией и переносится это заболевание вшами, блохами – кровососущими эктопаразитами.

Откуда берется брюшной тиф? Это болезнь «грязных рук» и зараженной воды. Возбудителем брюшного тифа является крупный микроорганизм сальмонелла из рода энтеробактерий, а возбудителем сыпного тифа — чрезвычайно мелкие риккетсии.

Обычно, когда говорят о тифе, на ум приходят суровые годы гражданской войны. Но тогда случались эпидемии в основном сыпного тифа. И в наши дни каждый год больше 20 миллионов человек, или население двух таких городов, как Москва, заражается тифом. Почти 900 тысяч из них ежегодно погибает. Такие вспышки возникают в жарких странах Африки, в Индии, в Колумбии и Малайзии, в Индонезии и в Афганистане. Поэтому большая опасность подстерегает тех путешественников, которые недооценивают вероятность заражения.

Брюшным тифом заразиться очень просто, а тяжесть этой болезни состоит, прежде всего, в том, что она начинается как легкое недомогание при обычном пищевом отравлении. Такие особенности этой инфекции привели к тому, что все так называемые декретированные лица, работающие в пищевой промышленности, в образовательных учреждениях и медицинских организациях, должны ежегодно сдавать анализы на брюшной тиф и проверяться на носительство брюшнотифозных палочек. То же самое исследование должны проходить лица, работающие в торговле продуктами питания.

Особенности течения инфекции

Брюшной тиф протекает с постепенно нарастающей высокой температурой, появлением болей в животе, общими симптомами интоксикации, характерными для всех инфекций. Особенностью брюшного тифа является размножение возбудителей, проникших сквозь кишечную стенку в органы иммунной защиты кишечника — в лимфатические фолликулы, в печень, в клетки иммунной защиты. В этих фолликулах происходит размножение возбудителей, а затем они сквозь грудной лимфатический проток проникают в кровь и это совпадает с началом острого периода заболевания. Характерной для брюшного тифа опасностью является кишечное кровотечение, перфорация кишечника или некроз лимфатических фолликулов.

При этом брюшной тиф является уникальным заболеванием, которое требует наличия полостной операционной в инфекционной больнице. Дело в том, что пациента с диагнозом брюшной тиф и с кишечным кровотечением, ни в коем случае нельзя госпитализировать в общее хирургическое отделение, поскольку он является очень заразным. Поэтому в инфекционном стационаре оборудуют специальную операционную на такой случай, и при необходимости вызывают на себя хирургов для проведения неотложной операции.

Тиф передает только человек, от животных заразиться тифом нельзя. Заболеть можно, общаюсь не только с больным, но и со здоровым носителем. Одной из самых известных фигур в истории является так называемая «тифозная Мэри». Будучи клинически здоровой, она работала поварихой в начале XX века в США и, вследствие ее работы связанной с пищевыми продуктами, в общей сложности умерло около 47 человек, которые она заразила лично. Брюшнотифозные возбудители размножались у неё в желчном пузыре и выходили в окружающую среду вместе с фекалиями. Ситуация усугублялась тем фактом, что она отказывалась обследоваться и отрицала профилактическое значение мытья рук.

Но огромное количество жертв, которые регулярно и по настоящее время появляются в странах с жарким климатом и невысоким уровнем жизни, связано с употреблением пищевых продуктов и, прежде всего, с инфицированной водой и молоком, которые загрязнены фекалиями и сточными водами в условиях отсутствия централизованной канализации.

Исходом брюшного тифа может быть как выздоровление, так и трансформация пациента в хронического носителя. Хроническими носителями становятся не более 5% всех переболевших и это вызывает определенную эпидемиологическую опасность.

Виды анализов на брюшной тиф

Следует помнить самое важное: стопроцентно положительным результатом является только лишь выделение брюшнотифозных палочек из крови пациента в разгар заболевания, когда сальмонеллы преодолевают защитные барьеры лимфатических фолликулов кишечника и возникает состояние бактериемии. Начиная со второй недели болезни, становится возможным определение брюшнотифозных палочек в кале. Конечно, вероятность обнаружения микроорганизмов зависит от лечения антибиотиками и от исходной концентрации микробов в биологическом материале.

К концу первой недели после заболевания можно определить брюшной тиф уже с помощью исследования в крови у пациента антител, которые нарабатываются к сальмонеллезным антигенам возбудителя брюшного тифа. Это реакция пассивной гемагглютинации (РПГА) и другие серологические тесты, которые проводятся при анализах сыворотки крови. Специфичность этих тестов является более низкой, поскольку при этом не выявляется непосредственно возбудитель. Могут быть и ложноположительные анализы на брюшной тиф, если пациент раньше перенес это заболевание.

Нужно учитывать, что сальмонелл, патогенных для человека, существует много. После перенесенного сальмонеллеза может быть перекрестная реакция, так же как и при некоторых шигеллезах или при бактериальной дизентерии. Поэтому при серологической диагностике брюшного тифа, как и в случае практически всех бактериальных инфекций, очень важным является повторная постановка анализа крови на брюшной тиф примерно через неделю, для того чтобы выявить повышение титра, то есть резкое увеличение количества антител. Именно этим и будет характеризоваться острый инфекционный процесс и тогда диагноз подтвердится.

Забегая вперёд, нужно сказать, что общий анализ крови никогда не используется для подтверждения диагноза брюшного тифа. Он может показать общие симптомы острого инфекционного процесса: наличие повышенного лейкоцитоза, увеличение скорости оседания эритроцитов, а при тяжелом течении и развитии инфекционно-токсического шока может возникать лейкопения и другие признаки токсического угнетения функции красного костного мозга. Но для постановки диагноза общего анализа крови явно недостаточно. Перечислим основные способы лабораторных исследований, с помощью которых диагностируется тиф у больных и у клинически здоровых носителей:

  • Способ выделения гемокультуры (бактериологическое исследование крови).

Гемокультура позволяет получить положительные результаты уже в первые дни болезни. Это длительный, но незатратный метод. Возбудители брюшного тифа хорошо вызревают на средах, которые содержат желчный бульон. Если сочетать бактериологическое исследование с иммунофлюоресцентным методом (РИФ), то подрощенную в течение 12 часов культуру возбудителя тифа уже можно предварительно идентифицировать, но затем обязательно нужно дождаться подтверждения классическим способом. Обычно кровь следует брать в количестве не более 20 мл.

Несмотря на появление новых диагностических методов, таких как полимеразная цепная реакция (ПЦР), метод выделения гемокультуры не утратил своего практического значения. Врачу мало знать, что в крови у больного находится возбудитель брюшного тифа. Ему нужно знать, с помощью каких антибиотиков можно побыстрее избавиться от агрессивного микроорганизма. Брюшнотифозные палочки, так же, как и любые другие микробы, постоянно «совершенствуются» и приобретают лекарственную устойчивость к разным антибиотикам. Выделенная чистая культура позволяет выполнить определение чувствительности возбудителя к антибактериальным препаратам. Это позволяет после получения предварительного анализа начать прицельное лечение, сменить эмпирическую терапию на рациональную, что, конечно, ускорит выздоровление пациента.

  • Бактериологическое исследование дуоденального содержимого, кала и мочи.

Эти анализы является чрезвычайно важными, так как они позволяют определить здоровых носителей из числа переболевших ранее лиц. Поэтому перед выпиской из стационара пациент обязательно сдают кал и мочу на бактериологическое исследование и если бакпосевы отрицательны, тогда пациент выписывается. Как берут желчь? Точно так же, в среднем, за 7 дней до плановой выписки из стационара, пациенту проводят диагностическое дуоденальное зондирование. В порциях пузырной желчи проводят поиск возбудителей, для чего также желчь засевают на питательные среды. У так называемой тифозной Мэри пожизненно сохранялись возбудители брюшного тифа в желчном пузыре, которые размножались и представляли угрозу для окружающих.

Через 3 месяца после выписки из инфекционного стационара вновь проводится бактериологическое исследование кала, мочи и желчи, поскольку все переболевшие находятся на диспансерном учете у инфекциониста. Если хотя бы один анализ на брюшной тиф после выписки показал наличие возбудителя, то пациента госпитализируют по санэпидпоказаниям и лечат как носителя. И только в том случае, если все результаты посевов оказались отрицательными, пациент снимается с учета. В том же случае, если пациент работает в пищевой промышленности, в образовательных или медицинских учреждениях, то он находится под особым наблюдением на протяжении всей трудовой деятельности, регулярно сдавая кал на дизгруппу и на тиф;

  • ИФА или иммуноферментный анализ.

Поскольку серологические методы исследования, связанные с выявлением антител, могут показывать их наличие у давно переболевших лиц, то необходимо их повторять через несколько дней при остром заболевании. Показано проведение иммуноферментного анализа при тяжёлых гастроэнтеритах с неясным течением, при наличии лихорадки, которая сочетается с поносом и брадикардией. Замедление сердечных сокращений (брадикардия) — это очень характерный симптом брюшного тифа, вызванный действием антигенов и токсинов этого возбудителя. ИФА также применяется для отслеживания динамики острого процесса, у пациентов во время диспансерного наблюдения, после перенесённого заболевания, а также для первичного выявления носителей инфекции;

  • Реакция Видаля.

Долгие годы классической серологической реакцией, которая вошла во все учебники, является реакция Видаля. Как сдавать этот анализ? Просто, сдав венозную кровь, которая затем центрифугируется для получения сыворотки крови. Реакция Видаля представляет собой исследование сыворотки крови больного, в которой находятся антитела, с особым брюшнотифозным диагностикумом. Его роль выполняют стандартизованные эритроциты барана, на которых искусственно наносятся антигены брюшнотифозных возбудителей, или, говоря научным языком, проводится сенсибилизация этих эритроцитов.

После смешивания компонентов проводится инкубация смеси в течение 2 часов при температуре тела, и при связывании антителами диагностических эритроцитов возникает осадок в виде белесых хлопьев, тогда реакция считается положительной. Недостатки этой реакции очевидны: в ней используется биологический материал, необходимо тщательное соблюдение температурных условий, а также определенных количеств, чтобы исключить ложноположительные значения. В настоящее время реакция Видаля вытеснятся методиками иммуноферментного анализа для которых не нужно использовать эритроциты баранов.

Интерпретация результатов

Чаще всего анализ крови на брюшной тиф сдают здоровые люди, которые устраиваются на различные пищевые производства или получают санитарную книжку, чтобы работать продавцом продуктов питания. Если результат будет отрицательным, то скорее всего человек здоров и никогда не болел.

Но в том случае, если пациент будет доставлен в стационар с поносом, с интоксикацией и с неясной картиной, то в первые четыре или пять дней брюшного тифа у него тоже могут быть отрицательные результаты, поскольку просто антитела ещё не успели наработаться.

Если же у пациента в крови выявлены брюшнотифозные антитела, то в результате анализа обязательно указывается титр. В случае положительного анализа возможны всего лишь четыре варианта развития событий: это:

  • острое заболевание;
  • перенесённая давно инфекция, когда пожизненно остаются циркулирующие антитела;
  • хроническое носительство;
  • изредка возникают ложноположительные перекрестные реакции, после перенесенного сальмонеллеза, например.

Поэтому пациентов положительными результатами серологической диагностики обязательно обследуют классическими способами. Сколько делается исследований в этом случае? Это бактериологический способ исследования мочи и кала и содержимого желчного пузыря. Гемокультура, как анализ на брюшной тиф, берется почти исключительно при наличии признаков заболевания.