Джеймс шуровьески мудрость толпы

Автор

Джеймс Шуровьески — корреспондент газеты New Yorker, колумнист, финансовый аналитик.

Сложность изложения

3 из 5. Рекомендуется социальным психологам, социологам, финансистам, студентам.

Целевая аудитория

Все, кто хочет понять основы принципа «мудрой толпы» и его действие в реальном мире.

Зачем читать

Книга представляет собой анализ результатов глобальных исследований в различных областях жизни: политической, экономической, психологической, военной, исторической, биологической. Автор рассуждает о том, что коллективный потенциал группы обычных людей всегда выше потенциала малочисленной интеллектуальной элиты. Книга содержит много иллюстративных примеров, в которых отображен принцип «мудрой толпы».

Читаем вместе

У групп имеется выдающийся коллективный интеллект, благодаря которому рождаются более проницательные решения по сравнению с выводами самых умных участников. Мудрая толпа характеризуется четырьмя условиями:

  1. Многообразием мнений.
  2. Независимостью участников.
  3. Децентрализацией.
  4. Агрегированием, благодаря которому личные мнения объединяются в коллективное решение.

Когда соблюдаются все условия, общее суждение группы оказывается более-менее точным. Люди, как правило, запрограммированы на коллективную мудрость.

То, что мы все не похожи друг на друга, оказывает благотворное влияние на эффективность групповых суждений, поскольку мы расширяем угол видения проблемы и подавляем некие деструктивные процессы. Чаще всего новички справляются с заданием лучше, чем группа экспертов. При этом, конечно же, мы не должны быть полными невеждами: во всех успешных группах выигрывают знатоки дела. Но интеллект — это недостаточное условие для всестороннего решения проблемы.

Независимость принятия разумных решений нужна по двум причинам:

  1. Таким образом отсеиваются ошибки, которые возникают при принятии индивидуальных решений.
  2. Отдельные личности отталкиваются от разносторонней информации, а не от одних и тех же сведений.

Влияние участников группы друг на друга снижает вероятность выдвижения эффективных решений и ведет к допущению ошибок. При стадном поведении мы думаем, что поступаем верно, но чаще всего нами движет инстинкт самосохранения. Мы жаждем получить гарантированно успешный вариант решения проблемы, и как только он становится популярным в социуме, возрастает вера в его оправданность. Эта проблема носит название «информационный каскад», когда люди часто игнорируют персональные знания и подражают поведению окружающих.

Если отдельному человеку больше присуща изобретательность, то выбор лучшей инновации относится к коллективу.

Децентрализация нужна для поощрения независимости и специализации, а также для координации действий и решения сложных задач. Ее недостаток — неопределенность в том, что ценная информация может стать общественным достоянием. Она должна быть агрегирована и поступать от всех участников системы.

Координация осуществляется посредством установления правил и норм, которые регулируют поведение. Правила необходимы для повседневной жизни, но при этом не должны оказывать влияние на экономику и стратегии ведения бизнеса. Все это определяется рационально, а не формируется под воздействием неписаных культурных правил.

Сотрудничество выступает результатом повторяющегося взаимодействия с одними и теми же индивидами, которые осознают эту пользу и не пытаются выпячивать личные преимущества. Люди хотят взаимодействовать друг с другом, а для этого требуются выгодные условия участия для каждой стороны. В экономике прежде всего необходимы высокий уровень доверия, честность и надежность. Классическим примером проблемного сотрудничества выступает уплата налогов. Например, в США все хотят поступать по совести, но никто не желает оказаться в дураках, потому что будет наказан. Мы должны верить соседям, доверять правительству и быть уверенными в том, что оно накажет виноватых и защитит невиновных.

В сфере науки ученые тоже сотрудничают друг с другом благодаря разделению интеллектуального труда. У одного человека физически нет столько знаний, чтобы достигать максимальной эффективности. Ученые решают определенные проблемы, ища признания и внимания остальных.

В организационной среде для достижения успеха компания должна поощрять инициативу сотрудников в поиске и разумном применении частной информации. Коллективный подход к управлению персоналом стирает границы между подразделениями, сокращает число иерархических ступеней, дает возможность подчиненным критиковать начальство. Если власть сосредоточена в руках одного человека, он с большей вероятностью примет ошибочное решение.

Очень интересно изучить психологию поведения инвесторов и клиентов, поскольку во многих случаях люди ведут себя иррационально. Группы инвесторов принимают независимые решения и чересчур доверяют самым громким новостям, не принимая в расчет важность долгосрочных тенденций. Они самонадеянны и обманываются случайными успехами, но очень болезненно переживают финансовые потери. Экономика ставит главной задачей обеспечение инвесторов достаточной информацией о компаниях, в которые вкладываются деньги.

Группу можно назвать мудрой, если она соблюдает баланс между общей информацией и той, которой ее участники располагают в частном порядке.

Лучшая цитата

«Людей удерживают друг с другом перспективы продолжительного взаимодействия».

Чему учит книга

— Для компаний подходят методы, которые базируются на коллективном разуме, чтобы составлять прогнозы на будущее и верно оценивать успешность потенциальных стратегий.

— Наука обладает яркой конкуренцией и в то же время такой же выразительной кооперацией. Ученые, стремящиеся к признанию, бесконечно выдвигают оригинальные идеи, а конкуренция рождает критику и выявляет ошибочные гипотезы.

— Сотрудничество — это свойство здорового общества.

— Если люди в группе слишком похожи между собой, им сложнее усваивать новую, неординарную информацию. В однородной группе участники преуспевают в хорошо знакомой деятельности, но терпят неудачу в коллективном умении исследовать альтернативы.

От редакции

У людей, которые хорошо понимают друг друга, много общих черт. Об этом говорит и наука соционика, предлагающая деление типов людей на квадры. Как найти «своих», читайте в статье филолога, преподавателя, типировщика Надежды Дубоносовой: https://psy.systems/post/socionika-kak-pravilno-vybrat-kollektiv-i-realizovatsya-v-zhizni.

Почему человек присоединяется к той или иной группе, будь то секта, религиозная организация или клуб по интересам? Какие мотивационные триггеры у него срабатывают и что он получает от процесса? На эту тему рассуждает психолог Анна Вааси: https://psy.systems/post/sekty-cerkvi-treningi-pochemu-lyudej-tuda-zatyagivaet.

Многие недавно назначенные руководители испытывают трудности при взаимодействии с новым коллективом. Статья психолога и бизнес-консультанта Ольги Юрковской подскажет, как найти общий язык с подчиненными: https://psy.systems/post/kak-nedavno-naznachennomu-rukovoditelyu-stat-svoim-v-kollektive.

Мудрость толпы. Почему вместе мы умнее, чем поодиночке, и как коллективный разум влияет на бизнес, экономику, общество и государство

Привет тебе, любитель чтения. Не советуем тебе открывать «Мудрость толпы. Почему вместе мы умнее, чем поодиночке, и как коллективный разум влияет на бизнес, экономику, общество и государство» Шуровьески Джеймс утром перед выходом на работу, можешь существенно опоздать. Обращает на себя внимание то, насколько текст легко рифмуется с современностью и не имеет оттенков прошлого или будущего, ведь он актуален во все времена. В главной идее столько чувства и замысел настолько глубокий, что каждый, соприкасающийся с ним становится ребенком этого мира. Благодаря живому и динамичному языку повествования все зрительные образы у читателя наполняются всей гаммой красок и звуков. Динамика событий разворачивается постепенно, как и действия персонажей события соединены временной и причинной связями. Несмотря на изумительную и своеобразную композицию, развязка потрясающе проста и гениальна, с проблесками исключительной поэтической силы. Гармоничное взаимодоплонение конфликтных эпизодов с внешней окружающей реальностью, лишний раз подтверждают талант и мастерство литературного гения. Благодаря уму, харизме, остроумию и благородности, моментально ощущаешь симпатию к главному герою и его спутнице. С невероятным волнением воспринимается написанное! – Каждый шаг, каждый нюанс подсказан, но при этом удивляет. Интригует именно та нить сюжета, которую хочется распутать и именно она в конце становится действительностью с неожиданным поворотом событий. Замечательно то, что параллельно с сюжетом встречаются ноты сатиры, которые сгущают изображение порой даже до нелепости, и доводят образ до крайности. «Мудрость толпы. Почему вместе мы умнее, чем поодиночке, и как коллективный разум влияет на бизнес, экономику, общество и государство» Шуровьески Джеймс читать бесплатно онлайн приятно и увлекательно, все настолько гармонично, что хочется вернуться к нему еще раз.

Читать онлайн «Мудрость толпы»

Введение

В один из осенних дней 1906 года британский ученый Фрэнсис Гальтон оставил свой дом в городе Плимуте и отправился на сельскую ярмарку. Гальтону было восемьдесят пять лет. Он вполне ощущал свой возраст, однако его все еще переполняла любознательность, благодаря которой было написано немало научных трудов по статистике и теориям наследования, принесших ему известность (включая скандальную).

Гальтон ехал на ежегодную выставку животноводства и птицеводства Западной Англии — региональное мероприятие, на которое собирались местные фермеры и горожане, чтобы оценить достоинства домашнего скота и птицы — коров, овец, лошадей, свиней, кур. Пристало ли именитому ученому (да еще и в столь почтенном возрасте) расхаживать по рядам между загонами и рассматривать рабочих лошадей и свиней-рекордсменок? Да, в выборе этого странного занятия Гальтон руководствовался логикой. Будучи человеком, буквально одержимым двумя научными увлечениями — оценкой физических и умственных способностей и селекцией, — Гальтон рассматривал животноводческую выставку в качестве огромного стенда, на котором ясно видны результаты удачной и неудачной селекции.

Гальтон уделял так много внимания селекции, поскольку полагал, что лишь очень немногие люди обладают данными, необходимыми для поддержания здоровья общества. Значительную часть своей научной карьеры Гальтон посвятил изучению этих данных, как раз чтобы доказать, что подавляющее большинство людей ими не владеет. Например, на Международной выставке 1884 года в Лондоне он устроил «антропометрическую лабораторию», где с помощью приспособлений собственного изобретения проверял посетителей выставки по таким параметрам, как «острота зрения и слуха, способность к различению цвета, избирательность взгляда и время реакции». В результате экспериментов его разочарование в умственных способностях среднестатистического человека усилилось, ибо «тупость и невежество многих мужчин и женщин были настолько велики, что в это трудно было поверить». «Только если власть и управление обществом останутся в руках немногих избранных, безупречных во всех отношениях людей, — сделал вывод Гальтон, — у нас есть будущее».

Вернемся к животноводческой ярмарке. Прогуливаясь по выставке, Гальтон наткнулся на стенд, около которого проводились соревнования по угадыванию веса. На всеобщее обозрение был выставлен откормленный бык, и собравшаяся толпа должна была на глазок определить вес животного. (А точнее, они должны были угадать вес этого быка после того, как его «забьют и освежуют».) За шесть пенсов вы могли купить проштампованный и пронумерованный билет, в который надо было внести ваше имя, адрес и прогноз. За самые точные ответы были обещаны призы.

Счастье попытали примерно восемьсот человек. Это была разношерстная публика — как мясники и фермеры, явно искушенные в оценке веса скота, так и люди, наверняка далекие от животноводства. «Участие приняли множество непрофессионалов, — писал впоследствии Гальтон в научном журнале Nature, — клерки и прочие из тех, кто, не имея специальных знаний о лошадях, делают ставки на бегах, опираясь на мнение газет, друзей или собственное разумение». Гальтону тут же пришла на ум аналогия с демократией, когда люди с радикально различающимися способностями и интересами получают каждый по одному голосу. «Средний участник конкурса был экипирован знаниями для точной оценки веса забитого и освежеванного быка не лучше, чем средний избиратель — для оценки качеств того или иного претендента или особенностей большинства политических вопросов, по которым он голосует», — сетовал он.

Гальтон хотел установить, на что способен «средний избиратель», поскольку намеревался доказать, что его возможности очень малы. Поэтому он превратил конкурс в импровизированный эксперимент. Когда соревнование закончилось и призы были розданы, Гальтон позаимствовал у его организаторов билеты и подверг их ряду статистических тестов. Гальтон рассортировал билеты с прогнозами (всего 787 — ему пришлось исключить тринадцать билетов, ибо они были заполнены неразборчиво) в порядке убывания точности, и выстроил график, чтобы убедиться, что он будет представлять собой колоколообразную, гауссову кривую. Затем он сложил все оценки участников и вывел усредненный прогноз группы. Эта цифра представляла собой, можно сказать, коллективную мудрость плимутской толпы. Если бы толпа была одним человеком, именно так этот человек оценил бы вес быка.

Гальтон, несомненно, полагал, что средний прогноз группы будет очень далек от истины. Казалось очевидным, что коллективное решение толпы, состоящей как из мудрецов, так и из людей посредственных и недалеких, скорее всего окажется неудачным. Но Гальтон ошибся. Толпа предположила, что вес быка, после того как его забьют и освежуют, составит 1197 фунтов. После того как его действительно забили и освежевали, оказалось, что бык весил 1198 фунтов. Иными словами, оценка толпы оказалась очень точной. Возможно, в конечном итоге селекция не так уж много значила. Позднее Гальтон писал: «Результат был в большей степени в пользу надежности демократических суждений, чем того можно было ожидать». Это было явное преуменьшение.

В тот день в Плимуте Фрэнсис Гальтон открыл для себя простую, но яркую истину, по сути — лейтмотив этой книги. Группы обладают выдающимся коллективным интеллектом и способны продуцировать решения, которые гораздо более проницательны, чем выводы самых умных участников. Более того, чтобы толпа была мудрой, совершенно не требуется, чтобы ведущие роли в ней играли исключительно умные люди. Даже если большинство участников группы недостаточно осведомлены или профессиональны, группа все равно способна прийти к мудрому коллективному решению. Это выгодно, поскольку человеческие существа не слишком приспособлены к принятию решений. Это нас экономист Герберт Саймон назвал «ограниченно рациональными» существами. Как правило, мы располагаем меньшим объемом информации, чем нам хотелось бы. Наши представления о будущем ограничены.

Большинство из нас не утруждают себя проведением анализа предполагаемых усилий и ожидаемых результатов. Вместо поиска лучшего решения мы зачастую довольствуемся достаточно хорошим. А как часто мы формируем суждения под влиянием эмоций! И все же, несмотря на все эти ограничения отдельных несовершенных суждений, сведенные воедино верным способом они трансформируются в потрясающе проницательный коллективный разум.

Этот разум, или то, что я называю «мудростью толпы», действует в мире под самыми разными обличьями. Это благодаря ей поисковая система Интернета Google способна в считанные секунды просканировать миллиард веб-страниц и найти ту, на которой размещена нужная вам информация. Именно мудростью толпы можно объяснить, почему очень тяжело зарабатывать деньги, делая ставки на игры Национальной футбольной лиги, и почему в последние пятнадцать лет несколько сот энтузиастов в сердце штата Айовы гораздо точнее предсказывали результаты выборов, чем опрос Гэллапа. На мудрости толпы основан механизм работы фондового рынка (и то, почему частенько он прекращает работать). Идея коллективного разума помогает объяснить, почему, когда вы в два часа ночи заходите в круглосуточный продуктовый магазин в’ поисках сока, там вас всегда ждут полки с пакетами этого сока; исходя из нее мы объясним и то, почему люди платят налоги и помогают тренировать команды Малой лиги. Идея коллективного разума чрезвычайно важна для занятий наукой, и способна фундаментально изменить способы ведения бизнеса.

В этой книге я попытаюсь представи …

Читать онлайн «Мудрость толпы [Почему вместе мы умнее, чем поодиночке, и как коллективный разум влияет на бизнес, экономику, общество и государство]» автора Шуровьески Джеймс — RuLit — Страница 1

Мудрость толпы. Почему вместе мы умнее, чем поодиночке, и как коллективный разум влияет на бизнес, экономику, общество и государство

Джеймс Шуровьески

Моим родителям

“Насколько мне известно, еще никто в мире не потерял ни копейки, отказавшись следовать проверенной народной мудрости”.

X. Л. Менкен

X. Л. МЕНКЕН ОШИБАЛСЯ!

Увлекательная книга Джеймса Шуровьески посвящена парадоксальной идее: интеллектуальный потенциал больших групп простых людей гораздо выше, нежели малочисленной элиты, независимо от талантов каждого из индивидов; “народ” лучше справляется с проблемами, содействует инновациям, принимает мудрые решения, даже предсказывает будущее. Этот феномен оказывает мощное влияние на бизнес, науку, экономику и на нашу повседневную жизнь.

Шуровьески задает множество вопросов. Почему очередь, в которой вы стоите, всегда самая длинная? Почему любая гайка, купленная в любой стране мира, подойдет к болту в конструкции, расположенной за десятки тысяч миль от места покупки? С каким проблемами сталкиваются общенациональные телеканалы? Если вы должны встретиться с кем-то в Париже в определенный день, но не можете заранее связаться с этим человеком, когда и где вы все-таки найдете друг друга? Как образуются дорожные пробки?

Как выигрывают деньги на тотализаторе? Какие знания о структуре корпораций мы можем почерпнуть у гангстеров из голливудских фильмов?

Хотите знать ответы? Читайте Мудрость толпы — блестящее и доступное исследование того, как мы строим свою жизнь, как выбираем лидеров, справляемся с повседневными заботами, формируем представление об окружающем мире.

ЧТО ГОВОРИТ ТОЛПА О “МУДРОЙ ТОЛПЕ”?

Мудрость толпы поражает воображение. Это одна из тех книг, которые производят революцию в сознании читателей. Это приключенческая история, манифест и самая блестящая книга о бизнесе, обществе и повседневной жизни, которую я прочел за последние годы”.

Малкольм Гладуэлл, автор книги Переломный момент

Введение

1

В один из осенних дней 1906 года британский ученый Фрэнсис Гальтон оставил свой дом в городе Плимуте и отправился на сельскую ярмарку. Гальтону было восемьдесят пять лет. Он вполне ощущал свой возраст, однако его все еще переполняла любознательность, благодаря которой было написано немало научных трудов по статистике и теориям наследования, принесших ему известность (включая скандальную).

Гальтон ехал на ежегодную выставку животноводства и птицеводства Западной Англии — региональное мероприятие, на которое собирались местные фермеры и горожане, чтобы оценить достоинства домашнего скота и птицы — коров, овец, лошадей, свиней, кур. Пристало ли именитому ученому (да еще и в столь почтенном возрасте) расхаживать по рядам между загонами и рассматривать рабочих лошадей и свиней-рекордсменок? Да, в выборе этого странного занятия Гальтон руководствовался логикой. Будучи человеком, буквально одержимым двумя научными увлечениями — оценкой физических и умственных способностей и селекцией, — Гальтон рассматривал животноводческую выставку в качестве огромного стенда, на котором ясно видны результаты удачной и неудачной селекции.

Гальтон уделял так много внимания селекции, поскольку полагал, что лишь очень немногие люди обладают данными, необходимыми для поддержания здоровья общества. Значительную часть своей научной карьеры Гальтон посвятил изучению этих данных, как раз чтобы доказать, что подавляющее большинство людей ими не владеет. Например, на Международной выставке 1884 года в Лондоне он устроил «антропометрическую лабораторию», где с помощью приспособлений собственного изобретения проверял посетителей выставки по таким параметрам, как «острота зрения и слуха, способность к различению цвета, избирательность взгляда и время реакции». В результате экспериментов его разочарование в умственных способностях среднестатистического человека усилилось, ибо «тупость и невежество многих мужчин и женщин были настолько велики, что в это трудно было поверить». «Только если власть и управление обществом останутся в руках немногих избранных, безупречных во всех отношениях людей, — сделал вывод Гальтон, — у нас есть будущее».

Вернемся к животноводческой ярмарке. Прогуливаясь по выставке, Гальтон наткнулся на стенд, около которого проводились соревнования по угадыванию веса. На всеобщее обозрение был выставлен откормленный бык, и собравшаяся толпа должна была на глазок определить вес животного. (А точнее, они должны были угадать вес этого быка после того, как его «забьют и освежуют».) За шесть пенсов вы могли купить проштампованный и пронумерованный билет, в который надо было внести ваше имя, адрес и прогноз. За самые точные ответы были обещаны призы.

Шуровьески Джеймс. Книги онлайн

Джеймс Шуровьески (James Surowiecki) — американский журналист, является писателем в «The New Yorker», где ведет регулярную колонку по бизнесу и финансам под названием «The Financial Page».

Он родился в 1967 году в городе Мериден, штат Коннектикут, свое детство Джеймс провел в Пуэрто-Рико. В 1988 году он окончил Университет Северной Каролины. Джеймс получил степень доктора наук по истории США в Йельском Университете до того, как стать финансовым журналистом.

В настоящее время Джеймс живет в Бруклине в браке с Меган О’Рурк, культурным редактором журнала «Slate».

Работы Джеймса Шуровьески появляются в различных изданиях, таких как The New York Times, The Wall Street Journal, The Motley Fool, Foreign Affairs, Artforum, Wired, Slate.

Свою карьеру Джеймс начал в Интернете, после окончания университета он стал работать редактором сайта о культуре «Rogue», позднее он переквалифицировался в финансового журналиста.

В 2002 году Джеймс Шуровьески издал антологию «Лучшие работы о деловой преступности», сборник статей из различных деловых источников.

В 2004 году он опубликовал книгу «Мудрость толпы», в которой утверждал, что небольшие группы проявляют больше интеллекта, чем отдельные лица, и что коллективный интеллект формирует бизнес, экономику, общество и нации.

Шуровьески Джеймс на видео