Академик Сергей Королев судно

Содержание

Корабли дальней космической связи

Активные темы

  • Православный мир празднует Вознесение Господне (36)

    Daimond1984 Инкубатор 15:12

  • Проводил после неудачного грабежа (6)

    Arhagemnon Инкубатор 15:12

  • BadComedian обвинил Kinodanz во лжи — с ним не пытались заключит… (38)

    minoro События 15:12

  • «Ты устал, тебе надо срочно поспать ! » (58)

    Bullат Видео 15:12

  • Жесткое задержание мошенника (17)

    StopUfo Инкубатор 15:12

  • Можно ли купить алкоголь после 23-00(у нас в городе после 22-00) (151)

    AlDianochka Инкубатор 15:12

  • Нууу…За рыбалку! Не чокаясь… (8)

    legalas64 Инкубатор 15:12

  • Прошу коллективный разум определить паука (50)

    Гортоп Инкубатор 15:12

  • В реке в Приморском крае завёлся крокодил (8)

    ветерочек Инкубатор 15:12

  • Набиуллина назвала кредиты попыткой бедных россиян поддержать ур… (44)

    kkvvnn1 Инкубатор 15:12

  • Как русские деревни живут без электричества, дорог и прочих благ… (276)

    Немоглюкс Картинки 15:12

  • Сечин: США завладели некоторыми отраслями промышленности России (56)

    Abrazina Инкубатор 15:11

  • Малышева рассказала о природном способе истребления женщин после… (242)

    Жидомасон Тексты 15:11

  • Cпособ защиты от комаров — Егерский! Когда забыл репеллент (130)

    Елдердын Картинки 15:11

  • Классических пистолетов фотопост — 2. (17)

    BattlePorQ Инкубатор 15:11

«Академик Сергей Королёв»

В.В.Бабич

«Вечерний Николаев», №11, 30.01.2014

В дни острого политического противостояния, когда волны агрессии накрыли Украину, хотелось бы немного остыть и вспомнить, как все мы вместе вершили большие дела. В 2014 году исполняется 45 лет с момента начала строительства одного из самых известных и уникальных наших кораблей — «Академик Сергей Королев».

В 1968 году крупнейший проектант судостроительной отрасли на юге Украины — ЦКБ «Черноморсудопроект» и Черноморский судостроительный завод получили от Министерства обороны заказ на проектирование и постройку научно-исследовательского судна космической службы «Академик Сергей Королёв».

Судно должно было обеспечить связь с космическими аппаратами и управление их полетом в районах прохождения орбит, не контролируемых с территории Советского Союза. В те времена из 16-ти суточных витков полета космического корабля «Союз» наземные станции управления могли поддерживать с ним связь только на десяти. СССР не имел ни собственных островов, ни арендованных территорий в другом полушарии. «Академик Сергей Королев», строившийся под эгидой ЦУКОС — Центрального управления космических средств Министерства обороны, должен был играть важную роль в общей системе управления космическими аппаратами, располагаясь для этой цели в различных точках Мирового океана. Одновременно в Ленинграде на Балтийском заводе строилось еще одно судно космической связи — «Космонавт Юрий Гагарин», а «Космонавт Владимир Комаров» был построен на три года раньше.

В конце 1960-х годов СССР и США развернули беспрецедентную гонку за первенство в высадке космонавтов на поверхность Луны. Работа этих кораблей в различных точках мирового океана вместе с наземными станциями управления, расположенными на территории Советского Союза должна была обеспечить высадку космонавтов на Луне.

Исследования окололунного пространства нашими беспилотными космическими аппаратами началось еще в 1959 году. Аппарат «Луна-1» пролетел на расстоянии 5-6 тысяч километров от нее и стал первым искусственным спутником Солнца. 14 сентября того же года «Луна-2» достигла поверхности Луны. За последующие двенадцать лет Советским Союзом было запущено на Луну 20 космических аппаратов, а «Луна-17» в ноябре 1970 года доставила радиоуправляемый с Земли «Луноход-1», прошедший в течение 11 лунных суток 10,5 километров.

США в те годы выполнили три полета автоматических аппаратов жесткой посадки «Рейнджер» (1964-1965), 5 запусков спутников Луны — «Лунар Орбитер» (1966-1967) и 5 посадок аппаратов мягкой посадки «Сервейор» (1968-1969 годы).

В связи с важностью поставленной задачи, руководители Черноморского завода приняли решение использовать для строительства судна «космической службы» опытных специалистов, участвовавших в постройке крейсеров-вертолетоносцев «Москва» и «Ленинград», во главе с главным строителем Иваном Иосифовичем Винником. Старшим строителем «Королева» был назначен Игорь Николаевич Овдиенко. Строительство вели те же цеха и те же конструкторские и технологические подразделения завода, которые участвовали в строительстве авианесущих кораблей.

«Академик Сергей Королёв» создавался по постановлению ЦК КПСС и Совета Министров СССР, вышедшему в сентябре 1968 года. Главным конструктором корабля (проект 1908, шифр «Канопус») стал начальник ЦКБ «Черноморсудопроект» Сергей Митрофанович Козлов. Всеми проектными работами фактически руководил заместитель главного конструктора Юрий Теодорович Каменецкий, молодой и по характеру очень активный человек, с которым у заводчан сразу установились деловые и дружеские отношения.

Судно имело необычную архитектуру: на надстройке в средней части корпуса и на шлюпочной палубе в корме возвышались направленные в зенит две громадные параболические антенны (одна — командно-измерительной системы, вторая — спутниковой связи) с диаметром зеркал 12 м. На носовой надстройке — малая антенна командно-измерительной системы с диаметром зеркала 2,1 м, закрытая радиопрозрачным сферическим укрытием. Было много и других антенн и средств связи.

Вся поступающая с борта космических аппаратов и обработанная телеметрическая информация передавалась в Центр управления полётами, расположенный на территории СССР. Оборудование «Сергея Королёва позволяло выполнять в Мировом океане все функции наземных пунктов управления космическими полётами. Управление судовыми радиотехническими комплексами было автоматизировано, на борту имелся свой вычислительный центр с двумя ЭВМ.

На этом судне впервые в мире предусматривалась одновременная двухсторонняя связь и управление космическими объектами на расстоянии до 400 тысяч километров в двух диапазонах частот. В тот период времени такой возможности не имели даже наши наземные пункты управления, которые осуществляли связь и управление только в одностороннем режиме.

На «Академике Сергее Королеве» соорудили развитую надстройку для размещения постов, лабораторий и жилых помещений для более чем 300 человек экипажа и научной экспедиции. Оборудовали комфортабельные одно- и двухместные каюты, библиотеку, читальный и спортивный залы, открытый и закрытый плавательные бассейны. Установка кондиционирования воздуха по мощности в три раза превышала установленную в кремлёвском Дворце съездов. В носовой части судна, ниже ватерлинии, размещался прекрасный кинозал на 250 зрителей, а под ним — хорошо оборудованный спортзал, салоны отдыха, даже бильярдная. Через всю надстройку с носа в корму проходили широкие светлые коридоры, устланные коврами. «Академик Сергей Королёв» по архитектуре, комфортности и условиям жизнеобеспечения стал похож на большой круизный теплоход. Это была отличная работа конструкторов «Черноморсудопроекта».

Все эти блага были вполне оправданными. Корабль уходил в многомесячные рейсы для работы на разных морских широтах. Экипаж и членов научной экспедиции постоянно сопровождали тяжёлые физические и психологические нагрузки. Часто общее время работы превышало 10 часов в сутки.

Кооперация между различными предприятиями в Советском Союзе была очень большая, гораздо выше, чем в США. В создании таких уникальных кораблей участвовала вся страна. На «Королеве» это были 200 основных разработчиков и поставщиков: в Москве разрабатывались радиотехнические комплексы «Мезон» и Румб», криогенное оборудование радиоприёмных устройств; в Ленинграде проектировались и изготавливались опорно-поворотные устройства мощных антенных систем; в Горьком — антенные зеркала. Создавался новый навигационный комплекс с повышенной точностью определения географического места судна, необходимого для выполнения траекторных измерений и т.д. При строительстве авианосцев кооперация была еще выше, в их создании участвовали тысячи предприятий, причем все делалось в Советском Союзе. Чтобы не было зависимости во время боевой службы от иностранных компаний, поставки из-за рубежа не разрешались.

На «Академике Сергее Королеве» я работал ведущим конструктором в отделе главного конструктора ЧСЗ по механизмам и системам, обслуживающим космический комплекс корабля, в том числе важнейшей для этого типа судна — криогенной системы. С ее помощью охлаждались до сверхнизких температур радиоприемные электронные контуры космических средств связи. Создавались и проходили междуведомственные испытания опытные электрогидравлические подъемники, разработанные николаевским ПКБ «Прогресс» для технического обслуживания самых удаленных точек зеркал параболических антенн. Это была хорошая школа перед началом строительства нового поколения авианесущих кораблей, которую открывал «Киев».

То был разгар «холодной войны», и нам приходилось заниматься и устройствами некосмического назначения. Например, в случае угрозы захвата «вероятным противником» на дальних океанских просторах этого, в общем-то, гражданского судна, не имевшего собственных средств обороны, хитроумное устройство в течение короткого времени (пока предполагалась какая-то защита судна) должно было уничтожить и превратить в целлюлозу материалы корабельного секретного архива. Для испытаний такого изготовленного заводом устройства пришлось выписать из заводской библиотеки 400 кг старой литературы и пропустить ее через жернова «гидроразбивателя», чтобы убедиться, что он исправно все «съест» в установленное время.

Все конструкторские вопросы, которых на «Королёве» было множество, решались очень быстро, работать с ЦКБ «Черноморсудопроект» было легко, тон задавал Ю.Т.Каменецкий, очень оперативный человек от природы, которого в напряжённые моменты строительства можно было видеть на заводе в любое время дня и ночи. Руководители этой стройки были чрезвычайно молоды. И.И. Виннику исполнилось в 1969 году 40 лет, Ю.Т.Каменецкому — 34 года, И.Н.Овдиенко — 32. Это был сплав энергии, молодости и высочайшей ответственности за порученное дело. Мне, недавнему выпускнику Николаевского кораблестроительного института, было в то время 28 лет.

Приёмный акт «Академика Сергея Королёва» подписали 28 декабря 1970 года. Судно было построено в рекордно короткие сроки даже для черноморцев, неоднократно участвовавших в решении самых разнообразных и сложных задач национального масштаба. Участники тех событий до сих пор с гордостью вспоминают напряжённое время, когда создавался этот уникальный корабль. На подписание приёмного акта на завод прибыли жена Сергея Павловича Королёва — Нина Ивановна и космонавты Валерий Фёдорович Быковский и Владислав Николаевич Волков.

***

Из-за задержки в создании нашей промышленностью ракетоносителя Н-1 для вывода пилотируемого космического корабля на селеноцентрическую (окололунную) орбиту, соревнование по высадке космонавтов на поверхность Луны Советским Союзом было проиграно. Первыми на поверхность Луны 21 июля 1969 года ступили американские астронавты Нэйл Армстронг и Эдвин Олдрин. Создание в США тяжелого ракетоносителя «Сатурн-5» со стартовой массой до 3000 тонн (для сравнения — это вес большого морозильного траулера типа «Маяковский», стартующего с космической площадки) позволило впервые осуществить в 1968-1972 годах по программе «Аполлон» пилотируемые облеты Луны и лунные экспедиции американских астронавтов. Это была победа США в лунной гонке с СССР. Советская «Лунная программа» к 1968-1971 годам была переориентирована на изучение Луны автоматическими станциями — беспилотными космическими аппаратами.

18 августа 1976 года на поверхность Луны была осуществлена мягкая посадка советской космической станции «Луна-24» и выполнен забор грунта, который через пять дней был доставлен на Землю. «Луна-24» стала последним космическим аппаратом, запущенным к Луне в СССР. Не отправляли с тех пор космические аппараты на Луну и США. Следующая мягкая посадка на Луну произошла лишь через 37 лет, 14 декабря 2013 года, когда китайский космический аппарат «Чанъэ-3» доставил на Луну шестиколесный луноход «Юйту» — «Нефритовый заяц», который может развивать скорость до 200 метров в час и преодолевать высокие лунные склоны крутизной до 30 градусов. Научное оборудование «Юйту позволяет изучать структуру лунного грунта до глубины порядка 30 м и сканировать лунную кору до отметки в несколько сотен метров. Луноход будет работать на спутнике Земли три месяца, до марта 2014 года. Китай вошел в тройку не просто космических, а «лунных» держав.

***

«Академик Сергей Королёв», являясь универсальным судном космической службы, на протяжении 20 лет (с тремя модернизациями спецоборудования) обеспечивал выполнение многочисленных «космических» проектов Советского Союза. В свою первую экспедицию корабль отправился 18 марта 1971 года и за весь срок службы выполнил в общей сложности двадцать две экспедиции, продолжительностью до десяти месяцев каждая.

С 1991 года «Академик Сергей Королёв» находился на вынужденном простое на рейде Одессы, из-за отсутствия «космических» задач и наступившей в стране неразберихи. В 1996 году судно было продано Индии, где впоследствии было разделано на лом на всемирно известном кладбище кораблей — побережье Аланг-бич.

Валерий Васильевич Бабич,

Инженер-судостроитель. С 1969 года — ведущий конструктор отдела главного конструктора Черноморского судостроительного завода в Николаеве по системам, обслуживающим космический комплекс на строительстве НИС «Академик Сергей Королёв». До 1991 года — начальник конструкторского бюро в отделе главного конструктора по авианесущим кораблям и наземному комплексу испытаний корабельной авиации «Нитка».

Писатель, краевед, журналист. Член Национального союза журналистов Украины, Союза писателей России, лауреат николаевского областного конкурса СМИ «ПроМедиа», премий «Золотое перо» и имени Н.Н.Аркаса».

Причины создания

В 1950-х годах в развитии ракетной техники появилось новое направление. Начали проектироваться и испытываться ракеты, способные выводить полезную нагрузку на орбиту вокруг Земли. Конструктор Сергей Павлович Королёв приступил к выполнению программы по запуску пилотируемых космических кораблей.

Космический аппарат с момента старта и до окончания полёта должен находиться под наблюдением и управлением. С этой целью начиная с 1956 г. на территории СССР начала разворачиваться сеть наземных командно-измерительных пунктов. Позднее их стали называть — «научные измерительные пункты», НИП.

Однако из 16 суточных витков 6 — «глухие», находятся вне радиовидимости с территории СССР. Не видна НИПам и бо́льшая часть траектории над Атлантикой, где должны были выполняться ответственные операции — стыковки-расстыковки космических аппаратов, торможение и спуск космических кораблей, а также «второй старт» — вывод межпланетных космических станций с промежуточной орбиты на заданную траекторию. К началу 1960-х годов стала понятна необходимость присутствия измерительных пунктов в Мировом океане.

Начало истории

Назрел вопрос о создании специализированных судов, способных поддерживать радиосвязь с экипажами космических кораблей, выполнять наблюдение и управление космическими аппаратами. С этой целью в срочном порядке на трех торговых судах Министерства морского флота СССР: «Ворошилов» («Ильичёвск»), «Краснодар» и «Долинск» была установлена телеметрическая радиоаппаратура. В августе 1960 года эти суда вышли в свои первые рейсы.

В 1960 году эти три судна, объединённые в плавучий телеметрический комплекс (ПТК), вошли в состав наземного командно-измерительного комплекса (НКИК) при НИИ-4 Министерства Обороны СССР. В 1962 году к ним присоединился танкер «Аксай», как бункеровщик и в то же время — телеметрическое судно.

В соответствии с директивой Генерального штаба Вооружённых Сил СССР (ГШ ВС СССР) № Орг/9162079 от 26.11.1962 в 1963 году все работы, связанные с формированием экспедиций, организацией и проведением измерений, были переданы Командно-измерительному комплексу (КИК, в/ч 32103). В её составе была сформирована специальная в/ч 26179, куда и были переданы суда ПТК.

Позднее, директивой ГШ ВС СССР № Орг/7/86632 от 17 января 1969 года в/ч 26179 получила наименование «Отдельный плавучий измерительный комплекс» (ОПИК), а 25 января 1973 г., директивой № 314/4/00364 — «9-й Отдельный морской командно-измерительный комплекс» (9-й ОМ КИК) в составе Командно-измерительного комплекса, подчинённого Центральному управлению космических средств (ЦУКОС, с 1970 — ГУКОС) Министерства обороны СССР.

До 1967 года суда ПТК, находясь под флагом СССР, выходили в рейс под легендой судов снабжения рыболовного флота. Личный состав экспедиций оформлялся в составе экипажа, специальная техника в формуляре судна не указывалась. В результате такой скрытности любой заход в порт мог привести к неприятностям и провокациям. Так, под арестом в портах захода оказывались «Ильичёвск», «Ристна», «Кегостров».

18 июня 1967 года опубликовано сообщение ТАСС «о создании в составе отдела научного флота Академии наук СССР подразделения научно-исследовательских судов для изучения верхних слоёв атмосферы и обеспечения полётов космических объектов, пилотируемых кораблей и межпланетных автоматических станций». На всех кораблях был поднят вымпел Академии наук СССР и они при всех внешних сношениях с портовыми властями и в прессе стали именоваться научно-исследовательскими судами АН СССР. Распоряжением президиума АН СССР от 4 ноября 1970 г. № 34-1466 при Отделе морских экспедиционных работ была создана «Служба космических исследований» — СКИ ОМЭР АН СССР. Так ОМ КИК приобрёл своё открытое наименование.

Расширение состава флота

К 1967 году в составе ОМ КИК находились суда «Долинск», «Аксай», «Бежица», «Ристна».

В течение 1967 года флот пополнили суда т. н. «лунной флотилии» — «Космонавт Владимир Комаров», «Боровичи», «Кегостров», «Моржовец» и «Невель», переоборудованные первый — по проекту 1917 («Сириус») из сухогруза «Геническ», остальные — по проекту 1918 («Селена») из лесовозов серии «Вытегралес». Назначением этих судов было сопровождение советской программы лунных пилотируемых полётов.

В 1970 году вошло в строй научно-исследовательское судно «Академик Сергей Королёв» — проект 1908 («Канопус»), а в 1971 — флагман морского космического флота, «Космонавт Юрий Гагарин» — проект 1909 («Феникс»).

В 1977—1978 годах вымпел АН СССР был поднят на научно-исследовательских судах «Космонавт Владислав Волков», «Космонавт Павел Беляев», «Космонавт Георгий Добровольский» и «Космонавт Виктор Пацаев», переоборудованных по проекту 1929 («Селена-2») из лесовозов серии «Вытегралес».

К концу 1978 года флот СКИ ОМЭР насчитывал 11 судов, базировавшихся в Ленинграде и Одессе:

  • в Одессе:
    • «Космонавт Юрий Гагарин» — в/ч 30108;
    • «Академик Сергей Королёв» — в/ч 29508;
    • «Космонавт Владимир Комаров» — в/ч 29466;
  • в Ленинграде:
    • «Боровичи» — в/ч 30057;
    • «Кегостров» — в/ч 40217;
    • «Моржовец» — в/ч 40215;
    • «Невель» — в/ч 29480;
    • «Космонавт Владислав Волков» — в/ч 49517;
    • «Космонавт Павел Беляев» — в/ч 49504;
    • «Космонавт Георгий Добровольский» — в/ч 59944;
    • «Космонавт Виктор Пацаев» — в/ч 59945.

Примечание: Выше приведены номера войсковых частей, военнослужащие которых, наравне со служащими Советской армии, принимали участие в управлении полётом космических аппаратов на соответствующих судах. Сами суда к войсковым частям не относились.

Деятельность

Вся история развития советской космонавтики тесно связана с надёжной поддержкой со стороны «морского космического флота». Назначением «больших», одесских судов было управление космическими аппаратами, траекторные и телеметрические измерения, поддержка связи с экипажами космических кораблей и станций. Назначение ленинградских судов — телеметрические измерения и поддержка связи.

В годы существования СКИ ОМЭР её научно-исследовательские суда работали в Атлантическом, Индийском и Тихом океанах. Объектами их работы были долговременные орбитальные станции (ДОС) «Салют» и «Мир», космические корабли «Союз», «Союз-Т», «Союз-ТМ», транспортные корабли «Прогресс», многочисленные спутники как военного, так и гражданского назначения — спутники связи, разведки, системы позиционирования ГЛОНАСС, ракета-носитель «Энергия» и многоразовый космический корабль «Буран».

Выполняя задачи, связанные с испытаниями космической техники, например, беспилотного орбитального ракетоплана БОР-4 и многоразового космического корабля «Буран», суда СКИ ОМЭР взаимодействовали со специализированными кораблями ВМФ СССР — кораблями Тихоокеанской гидрографической экспедиции (ТОГЭ) и поисково-спасательными кораблями Черноморского флота ВМФ СССР.

Совершая многомесячные рейсы в различные районы Мирового океана, суда СКИ ОМЭР заходили для пополнения запасов продовольствия, воды и топлива в порты многих стран Европы, Африки, Азии и Америки, вызывая неизменный интерес у местных жителей.

Конец истории

В 1989 г. расформированы экспедиции «малых» судов проекта «Селена». В 1990 г. эти суда проданы на слом в Аланг (Индия).

В 1989 г. исключено из состава ОМ КИК и продано новому владельцу — «ЭКОС-Конверсия» НИС «Космонавт Владимир Комаров». В 1994 г. судно продано на слом в Аланг (Индия).

В 1991—1994 гг. вернулись из своих последних экспедиционных рейсов остальные суда и надолго встали «на прикол».

С 1 апреля 1995 г. директивой ГШ ВС РФ № 314/3/012 от 26 января 1995 г. прекращено финансирование ОМ КИК. СКИ ОМЭР перестала существовать.

В 1995 г. суда «Космонавт Владислав Волков», «Космонавт Павел Беляев», «Космонавт Георгий Добровольский» и «Космонавт Виктор Пацаев» были переданы из ведения Министерства обороны в Российское космическое агентство («Роскосмос»).

В 1996 г. суда «Космонавт Юрий Гагарин», «Академик Сергей Королёв», доставшиеся после распада СССР в 1991 году Черноморскому морскому пароходству (Украина), сменили названия на «АГАР» и «ОРОЛ» и были проданы на слом в Аланг (Индия).

В 1998—1999 гг. были предприняты шаги к участию НИС «Космонавт Георгий Добровольский» в проекте «Морской старт» (Sea Launch). На судно была установлена соответствующая аппаратура, начата подготовка к выходу в рейс. Но он так и не состоялся.

В 2000 г. «Космонавт Владислав Волков» и «Космонавт Павел Беляев» разобраны на калининградском судоремонтном заводе «Судоремонт-Балтика».

В 2006 г. «Космонавт Георгий Добровольский», сменив название на «Cosmos», ушёл на слом в Аланг (Индия).

К настоящему времени (2016 год) осталось существовать лишь одно судно «морского космического флота» — «Космонавт Виктор Пацаев», стоящее в порту Калининград у причала Музея Мирового океана. На борту судна частично сохранено оборудование приёма телеметрической информации и находящиеся на судне сотрудники НПО Измерительной техники (г. Королёв) пока ещё продолжают выполнять работы по приёму телеметрической информации и обеспечению связи с космическими аппаратами, в том числе — с Международной космической станцией (МКС). В июле 2016 г. приказом министра культуры РФ судно внесено в единый государственный реестр объектов культурного наследия народов России федерального значения.

Клуб ветеранов Морского космического флота

Персонал, осуществлявший работы по сопровождению полётов космических аппаратов и обслуживание радиотехнических средств на судах СКИ ОМЭР, формировался как из офицеров Советской армии, так и из гражданских специалистов, инженеров и техников. СКИ ОМЭР больше не существует, но ветераны Службы объединились в организацию — Клуб ветеранов, объединяющий около 800 человек.

Цель организации — объединение и взаимопомощь ветеранов Службы, популяризация знаний о флоте Службы и его вкладе в освоение Космоса, борьба за сохранение НИС Космонавт Виктор Пацаев в качестве памятника и музея.

При Клубе имеется музей. Ветераны регулярно встречаются для обсуждения планов и просто для общения.

Клуб ветеранов, решая свои задачи, вззаимодействует с другими подобными ветеранскими организациями: с «Союзом ветеранов КИК» — ветеранами, военными моряками, служившими на кораблях ТОГЭ и выполнявших с моряками Службы общие задачи, а также с «Содружеством морского и космического флотов» — с моряками Балтийского морского пароходства, офицерами и служащими Службы, живущими в Санкт-Петербурге.

Создание космического флота

К концу 1950-х гг. на территории СССР было построено 13 наземных измерительных пунктов, контролировавших испытательные запуски межконтинентальных баллистических ракет и полеты первых искусственных спутников. Они могли полностью контролировать «основной старт» — запуск с площадки, но оказывались «слепы» во время «второго старта», когда включался разгонный блок и космический аппарат выводился на заданную траекторию.

Кроме того, «видеть» космический аппарат на орбите можно было лишь в момент, когда он находился над территорией СССР. Страна не имела ни собственных островов, ни арендованных территорий в другом полушарии, а для контроля второго старта межпланетных космических станций единственно удобным местом считалась зона Северной Атлантики.

В 1959 году Сергей Королёв предложил использовать корабли для связи с космическими аппаратами и управлением их полетом. В ближайшем будущем должны были состояться первые пуски к Венере и Марсу, что потребовало развивать проект кораблей измерительного комплекса (КИК) в кратчайшие сроки.

Вместо того чтобы строить КИК с нуля (их просто не успели бы построить в срок), телеметрической аппаратурой оборудовали несколько сухогрузов. К маю 1959 года три корабля приобрели необычный вид: разновысокая надстройка с тремя стабилизированными постами, двумя мощными П-образными мачтами с антеннами радиотехнических и телеметрических станций.
В установленные сроки переоборудование было закончено. В экспедицию отправились «Сибирь», «Сучан» и «Сахалин» — первые корабельные командно-измерительные пункты.


«Сахалин»


«Сучан»

В начале 1960 года в акватории Тихого океана они принимали участие в испытаниях межконтинентальных баллистических ракет. В 1961 г. эти суда уже обслуживали первый космический полет вокруг Земли с человеком на борту.


«Чажма»


«Чумикан»

В 1963 году флот пополнился кораблями «Чумикан» и «Чажма». Однако просто переоборудовать сухогрузы оказалось недостаточно. Корабль космической связи не мог оставаться обычным кораблем, пусть и переоборудованным — в нем нужно было решить множество специфических проблем. Как разместить на судне разнотипные радиотехнические станции, чтобы не вызвать взаимных помех? Где найти столько энергии для питания новой техники, предъявляющей еще и особые требования к параметрам тока? Все эти вопросы были решены с постройкой нового класса кораблей.

В 1967 году были построены «Космонавт Владимир Комаров», «Боровичи», «Невель», «Кегостров», «Моржовец», а сам космический флот передан Академии Наук СССР.


«Космонавт Владимир Комаров»
Источник

«Космонавт Владимир Комаров» почти за 22 года эксплуатации совершил 27 экспедиционных рейсов, продолжительностью от одного до одиннадцати месяцев, за это время было пройдено около 700 000 морских миль, что составляет около 13 лет «чистого» плавания

Затем было построено еще несколько кораблей: «Космонавт Владислав Волков», «Космонавт Георгий Добровольский», «Космонавт Павел Беляев», «Космонавт Виктор Пацаев». В 1979 году в состав морского космического комплекса вошло уже 11 кораблей. Все они до развала СССР участвовали в космических программах.

В 80-е годы в состав флотилии вошли новые корабли — «Маршал Неделин» и «Маршал Крылов».


«Маршал Неделин» в 1985 году
Источник

Еще один гигант — 200 метров в длину, водоизмещение 24 300 тонн, экипаж — 396 человек. «Маршал Неделин» обследовал районы приводнения космических аппаратов, искал головные части для их эвакуации или уничтожения. Он мог использоваться для проведения морских поисково-спасательных работ.


Источник

Построенный в 1987 году «Маршал Крылов» на сегодняшний день остается единственным действующим кораблем измерительного комплекса в России.

Второй этап: флагманы


Источник

В конце 1960-х годов сверхдержавы развернули гонку за первенство в высадке космонавтов на поверхность Луны. Научно-исследовательские корабли должны были вести весь полет космонавтов и контролировать высадку на Луну. Решить эту непростую задачу должны были принципиально новые уникальные корабли, воплощающие себе все самые передовые технологии: «Академик Сергей Королев» и «Космонавт Юрий Гагарин». Судна обладали высочайшими мореходными качествами и могли отправиться в любую точку мирового океана.

«Академик Сергей Королев»

180-метровое судно водоизмещением 22 тыс. тонн и энергетической установкой мощностью 12 000 л.с. Для этого корабля впервые вся измерительная техника была изготовлена в морском исполнении (подверглась полной защите от воздействия влаги).

На корабле «Академик Сергей Королев» (АСК) располагалось оборудование, позволявшее выполнять все функции наземных пунктов управления космическими полетами. На АСК впервые в мире удалось достичь одновременной двухсторонней связи и управления космическими объектами на расстоянии до 400 тысяч километров в двух диапазонах частот.

На корабле одновременно и комфортно могли разместиться более 300 человек экипажа и научной экспедиции. По уровню комфортабельности АСК ничем не отличался от большого круизного теплохода, однако он был оснащен и разным специфическим оборудованием. Так, на корабле был установлен гидроразбиватель, который должен был уничтожить материалы корабельного секретного архива в случае захвата судна.

В первую экспедицию корабль отправился 18 марта 1971 года и за весь срок службы выполнил в общей сложности двадцать две экспедиции, продолжительностью 6–7 месяцев (иногда до десяти месяцев).

«Космонавт Юрий Гагарин»

Вершина кораблестроения, флагман космической флотилии и самое большое для своего времени (а может, и на настоящий момент) исследовательское судно, построенное в 1971 году на верфях Ленинграда.

«Космонавт Юрий Гагарин» (КЮГ) вмещал 1250 помещений общей площадью 20 000 кв. метров. В длину — 236 метров, в высоту — 64, в ширину — 32 метра. На сохранившихся фотографиях корабль редко появляется рядом с другими объектами, и оценить его размеры сложно, но можно сопоставить цифры: водоизмещение КЮГ 45 000 тонн, у трехсотметрового авианосца «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» — 43 000 тонн, у «Титаника» — 28 000 тонн.

«Космонавт Юрий Гагарин» оснащался комплексом технических систем, позволявшим выполнять с любым космическим аппаратом весь объем работ, доступных любому стационарному научно-измерительному пункту. В случае ядерной атаки на Центр космической связи, КЮГ смог бы обеспечить связь и управление космическими объектами страны.

Такие показатели работы достигались за счет мощных передающих и высокочувствительных приемных устройств с параметрическими усилителями, охлаждавшимися жидким гелием, производимым тут же, на судне. Всего на борту судна находилось 75 антенн. Всеми командно-измерительными средствами операторы управляли централизованно с помощью двух мощных ЭВМ.


Источник

Зеркала приемопередающих антенн, вращавшиеся в трех плоскостях, имели диаметры 12 и 25 м и весили 180 и 240 т соответственно. Общий вес всех четырех основных антенн вместе с платформой, на которой они были установлены, составлял 1000 тонн.

КЮГ мог работать одновременно с двумя космическими объектами — для этого использовался многофункциональный радиотехнический комплекс «Фотон». Для связи с Москвой использовались спутники-ретрансляторы «Молния».


Источник

Так как антенны работали остронаправленно, необходимо было не только вывести корабль в заданную точку, но и удержать его на месте во время качки. Проблема с устойчивостью возникала и из-за самих антенн, диаметр которых составлял от 12 до 25 метров с общей площадью 1200 м². Если антенны ставились на «ребро», они превращались в парус.


Источник

Чтобы удержать корабль на месте, установили пассивный успокоитель, с помощью которого амплитуда при бортовой качке в условиях семибального волнения моря снижалась с 10 до 3 градусов. Помимо этого внутри корпуса были установлены подруливающие устройства — крыльчатые движители: 2 в носу и 1 в корме. Они обеспечивали судну отличную маневренность. Сеансы связи осуществлялись при скорости ветра до 20 м/с и волнении моря до 7 баллов.

Корабль мог нести службу во всех районах Мирового океана, включая полярные, однако на практике в Ледовитом океане не использовался. С 1971 по 1991 годы судно выполнило 20 экспедиционных рейсов в Атлантическом океане.

Коснемся внутреннего устройства корабля — оно впечатляло не только технической оснащенностью, но и условиями для работы и отдыха экипажа и научной команды. Во всех 86 лабораториях и 210 каютах имелись системы кондиционирования. На борту были кинозал на 250 мест, спортзал, три бассейна, зоны отдыха с бильярдной. Комфортные условия должны были обеспечивать работу сотен человек на протяжении 130 суток, пока корабль плавал в автономном режиме.


КЮГ в Сухом Лимане. Лето 1978 г.

Берег мертвецов


«Космонавт Юрий Гагарин» прибыл в Аланг

В 2016 году от всего советского космического флота осталось два судна: «Маршал Крылов» и «Космонавт Виктор Пацаев».

«Космонавт Виктор Пацаев» с 2001 года стоит на приколе у причала Музея мирового океана в Калининграде. До настоящего времени выполняет работы по приему телеметрической информации и обеспечению связи с космическими аппаратами, в том числе с МКС. В июле 2016 года приказом Министра культуры РФ судно внесено в единый государственный реестр объектов культурного наследия народов России федерального значения.

«Маршал Крылов», пережив несколько ремонтов, действует и поныне.

Что же произошло с остальными кораблями? Часть из них, конечно, устарела – морально и физически. Но большинство погибли из-за развала СССР. Официально несколько кораблей принадлежали Академии Наук СССР, а на обслуживании находились в Черноморском морском пароходстве. После развала Союза организации остались в разных странах.

С 1991 года «Академик Сергей Королёв» стоял в порту Одессы, но у Украины на тот момент не было ни космической программы, ни денег на содержание такого корабля. В 1996 году он был продан на металлолом. Корабль «Космонавт Юрий Гагарин» постигла та же участь — последний рейс был совершен в «порт» Аланг.

Остальные корабли, находившиеся на территории России, ждала та же судьба. Сокращение расходов на космос привело к печальному финалу. Предпринимались попытки спасти уникальные суда, они ходили в коммерческие рейсы, но все попытки оказались тщетны. С 1991 года почти все корабли подвергались периодическому разорению мародерами. С кораблей исчезало все, что только можно было продать.

Последний пункт назначения кораблей космического флота — Аланг, так называемый «Берег мертвецов», расположенный в 50 км от Бхавнагара, Индия. Аланг — это крупнейшая в мире площадка по разделу списанных на слом судов. Здесь на сотнях разделочных площадок ежедневно трудятся от 20 000 до 40 000 бедняков. В среднем за два месяца любое судно разбирается на металлолом полностью, а всего на этот берег в год выбрасываются умирать до полутора тысяч судов всех классов и типов — и это не метафора, корабли действительно на полном ходу бросаются в берег.


Здесь умер космический флот СССР

Новая надежда

Аналогичные научно-исследовательские корабли сейчас есть у США (последний на данный момент вошел в строй в 2012 году), Китая и Франции.

«Маршал Крылов», построенный в 1987 году, остается единственным работающим в полную силу кораблем измерительного комплекса в России. Корабль выполняет задачи по обеспечению летно-конструкторских испытаний новых образцов ракетно-космической техники — космических аппаратов, крылатых и баллистических ракет, ракет-носителей.

В ноябре прошлого года стало известно, что центральное конструкторское бюро «Айсберг» разрабатывает проект нового корабля измерительного комплекса проекта «18290». Никаких технических подробностей не сообщалось. Известно лишь, что работы по проекту не останавливаются и продолжаются по сей день.

Mорской космический флот СССР – большой отряд советских экспедиционных судов и военных кораблей, принимавший непосредственное участие в создании ракетно-ядерного щита СССР, обеспечении летно-конструкторских испытаний космических аппаратов, управлении полетами пилотируемых космических кораблей и орбитальных станций, запускаемых с советских полигонов. Суда Морского космического флота СССР участвовали в ряде работ по международным космическим программам.

Идея создания морских измерительных пунктов была высказана академиком С.П. Королевым после успешного запуска первого искусственного спутника Земли, когда его ОКБ-1 приступило к практическому воплощению в жизнь программы полетов человека в Космос.

Судно “Академик Сергей Королев”

Научно-исследовательское судно проекта 1908 Академии наук СССР, построено на Черноморском Судостроительном Заводе в Николаеве в 1970 году. Государственный флаг СССР был поднят 26 декабря 1970 года. По своему уровню оснащения относится к универсальным судам космического флота.

Основное назначение судна: обеспечение оперативного управления космическими аппаратами (измерение параметров траектории движения, прием и обработка телеметрической информации и передача командной информации, обеспечение связи с космонавтами) за пределами зоны радиовидимости наземного автоматизированного комплекса управления, проведение исследования верхних слоев атмосферы и космического пространства. Основной район работы — Атлантический океан.

Судно “Космонавт Владимир Комаров”

Научно-исследовательское судно академии наук СССР, предназначено для обеспечения оперативного управления космическими аппаратами, измерение дальности и радиальной скорости космических объектов, приема телеметрической и научной информации, передачи командной информации, ведения переговоров с космонавтами. Основной район работы — Атлантический океан.

Бывший танкер проекта 595 — «Геническ», переоборудованный на Херсонском судостроительном заводе. В январе 1967 года, судно было пришвартовано к стенам Балтийского завода в Ленинграде, где в апреле месяце ему было присвоено новое название в честь недавно погибшего на космическом корабле «Союз-1», лётчика-космонавта Владимира Михайловича Комарова. Всего на доработку судна отводилось полгода.

Судно “Космонавт Владислав Волков”

Научно-исследовательское судно, предназначенное для сбора телеметрической информации с космических аппаратов, запускавшихся в СССР, а также обеспечения связи наземных пунктов управления полётами с экипажами космических кораблей и станций. Названо в честь космонавта Владислава Николаевича Волкова, погибшего во время полета КК «Союз-11».

Построено в 1977 году в Ленинграде, в составе серии из четырёх судов проекта «Селена-М», в которую вошли также «Космонавт Павел Беляев», «Космонавт Георгий Добровольский» и «Космонавт Виктор Пацаев». Основой проекта стал лесовоз «Енисейлес» проекта 596 1964 года постройки (заводской №803), который, однако был полностью переработан (неизменными остались лишь корпуса и главные энергетические установки). Главный конструктор Б. П. Ардашев. Первый рейс состоялся 18 октября 1977 года.

Судно “Космонавт Георгий Добровольский”

Теплоход, научно-исследовательское судно СКИ ОМЭР АН СССР (Службы Космических Исследований Отдела Морских Экспедиционных Работ Академии Наук СССР).

В задачи экспедиционных рейсов судна входил сбор телеметрической информации с космических аппаратов, запускавшихся в СССР, а также обеспечение связи наземных пунктов управления полётами с экипажами космических кораблей и станций.

Судно выполняло многочисленные работы по т. н. «второму старту» (выводу с промежуточной орбиты на заданную) спутников связи «Радуга», «Горизонт» и т. п., а также всевозможных разведывательных спутников и навигационных спутников ГЛОНАСС.

Судно “Космонавт Юрий Гагарин”

Научно-исследовательское судно, предназначенное для управления космическими аппаратами, для выполнения траекторных и телеметрических измерений, для поддержания связи наземных пунктов управления полётами с экипажами космических кораблей и станций. Крупнейшее и мощнейшее судно в своём классе. Названо в честь Юрия Алексеевича Гагарина. Построено в 1971 году в Ленинграде на базе танкера проекта 1552.

Судно “Космонавт Виктор Пацаев”

Судно построено в 1968 году на Ленинградском судостроительном заводе имени Жданова как лесовоз «Семён Косинов». Там же в 1978 году было перестроено и переоборудовано в научно-исследовательское судно. Названо в честь лётчика-космонавта Виктора Пацаева. Главный конструктор Б. П. Ардашев.

В настоящее время находится в Музее Мирового океана в Калининграде. Основными задачами судна являлись приём и анализ телеметрических данных и обеспечение радиосвязи между космическими аппаратами и Центром управления полётами.

Хотите быть в курсе обновлений?

Подписывайтесь на наc в Facebook

Подписывайтесь на наc в Twitter

Подписывайтесь на наc в Telegram

Пожалуйста,